Бывший директор сумского КП убежден, что дело против него заказали

Директор областного КП «Учебно-производственный центр» Анатолий Скиртаченко заявляет о необъективном, по его мнению, расследовании в отношении него.

Сейчас он фигурирует в двух уголовных производствах. В одном из них он обвиняется в служебном подлоге (ч.1 ст.366 УК Украины) и присвоении, растрате имущества или завладении им путем злоупотребления служебным положением (ч.3 ст.191 УК Украины). В другом – заявитель он сам.

– Я возглавил коммунальное предприятие в начале 2015 года, когда оно было на грани банкротства, по итогам 2014 года с минусом в 98 тыс. грн., – рассказывает Анатолий Скиртаченко. – Уже по итогам 2015 года КП вышло в плюс на 72 тыс. грн. С моим приходом зарплату начали выплачивать вовремя, два раза в месяц, со всеми предусмотренными надбавками. 2016 год КП закончило с прибылью в 187 тыс. грн. Но в конце 2016-го – начале 2017 г. начались различные проверки: из УБЭП, полиции, управления Гоструда, управления имуществом Сумского облсовета. Такую сплоченность проверяющие органы проявили впервые за 55 лет работы предприятия, хотя эти годы были одними из лучших по экономическим показателям за всю историю КП.

Сначала пришел УБЭП. Их заинтересовала премия моей родственницы, хотя за декабрь 2016 года премировался весь коллектив. Тем не менее в отношении меня были составлены протоколы, открыты административные производства по делу, связанному с коррупцией. Но в итоге Заречный, а затем и апелляционный суд эти производства закрыли.

Предприятие тогда как раз готовилось к аттестации, а моя родственница – профессионал, имеет большой опыт работы в сфере образования и госслужбы (более 20 лет). Она сразу занялась подготовкой документов к аттестации. В получении аттестации мы видели перспективу развития.

26 апреля 2017 года результаты работы предприятия были рассмотрены на заседании профильной депутатской комиссии облсовета. По информации руководителя аудиторской комиссии управления имуществом, существенных нарушений она не обнаружила. Итоги работы КП за 2015-2016 гг. были приняты депутатами к сведению без замечаний.

Однако проверки стали еще более интенсивными. И постоянная нервотрепка отразилась на моем здоровье. Я длительное время был на стационарном лечении, в течение пяти месяцев 2017 г. практически половину времени отсутствовал. Со стороны управления имуществом облсовета не было никакой поддержки, и в мае 2017 года я написал заявление об уходе.

Когда в июне того же года пришел новый руководитель, он с целью трудоустройства своего давнего товарища, не имеющего профильного педобразования, стал оказывать на ответственную за аттестацию работницу психологическое давление. В итоге через полгода она уволилась, а предприятие уже год после ее увольнения остается практически единственным неаттестованным коммунальным предприятием соответствующего профиля в Украине…

Но это еще не все. Дела я передал новому руководителю 7 июня 2017 года в присутствии комиссии, назначенной управлением имуществом облсовета. Ни имущественных, ни финансовых, ни документальных нарушений при передаче не было. Это засвидетельствовали все члены комиссии и новый руководитель. Но практически через год после моего увольнения, в конце марта 2018 года, мне позвонил следователь и попросил срочно явиться к нему. Мне объяснили, что в отношении меня еще 1 ноября 2017 года было открыто уголовное производство. 27 марта я с адвокатом пришел к следователю, и мне сразу вручили подозрение о совершении правонарушения. Я не хотел его подписывать и просил показать мне дело, чтобы понять, на чем строится обвинение. Мне сказали, что дадут ознакомиться с делом только после того, как я подпишу обвинительный акт. Я подписал его 30 марта 2018 года, в пятницу, в 19.00. А в понедельник утром, 2 апреля, он уже был в суде. После подписания обвинительного акта я смог в полной мере ознакомиться с материалами уголовного производства. Следствие не сочло нужным допросить ни меня, ни двух сотрудников, которые в это время исполняли обязанности руководителя предприятия. Оказалось, что обвинение базируется на ксерокопиях приказов, якобы подписанных мной. Но на самом деле я к ним никакого отношения не имею, я не давал поручения готовить их, не подписывал их, поэтому они и не зарегистрированы по предприятию. Выяснив, что в деле фигурируют поддельные документы, 11 мая я обратился с заявлением к оперативному дежурному ГУНП в Сумской области с целью внесения сведений в ЕРДР и открытия уголовного производства в связи с подделкой документов. В этот день я встретился с дежурным следователем следственного управления ГУНП в Сумской области. Но материалы были переданы участковому Сумского горотдела полиции, то есть, по моему мнению, дело было попросту спущено на тормозах. Прием у руководителя следственного управления результатов не дал. Я был вынужден обратиться в суд.

20 июня Заречный райсуд вынес решение, которым обязал следственные органы внести в ЕРДР сведения, связанные с подделкой документов, и провести расследование по моему заявлению. Но до сих пор не сделано ничего. Меня так никто и не опросил, хотя я сам несколько раз приезжал в полицию и просил встречаться со следователем.

16 июля мне удалось поговорить с ним по телефону. Он сообщил, что уходит в отпуск и будет на работе только в августе. Поскольку следствие не проводилось, в четверг, 19 июля, я встретился с руководителем следственного отдела Сумского горотдела полиции. Она пообещала, что назначит нового следователя, который свяжется со мной для дачи показаний. Но пока со мной никто не связывался. Возникает вопрос: кто-то заинтересован строить обвинение против меня на поддельных приказах?

Как оказалось, следствие по уголовному производству, по которому обвиняется А.Скиртаченко, проводила прокуратура Сумской области. В пресс-службе прокуратуры нам сообщили, что дело уже передано в суд. Что же касается уголовного производства, начатого по встречному заявлению А.Скиртаченко (по поддельным документам), то сначала нам почему-то сообщили, что А.Скиртаченко якобы письменно к ним не обращался, а только звонил на линию 102. Но это, как оказалось, не соответствует действительности – письменное заявление все же было. На наши вопросы, на какой стадии находится расследование по двум якобы поддельным документам и почему заявитель все еще не опрошен, в полиции сообщили, что это дело изначально было в прокуратуре, которая только недавно передала его в ГУНП в Сумской области, поэтому следователь еще не ознакомился с ним. Таким образом, с момента начала расследования дело больше месяца просто пролежало без каких-либо действий. Такая «оперативность» действительно вызывает невольные сомнения в объективности следствия.

Мы также обратились на КП «Учебно-производственный центр» Сумского облсовета с просьбой прокомментировать ситуацию. К сожалению, руководство КП было в командировке (так нам сказали), а без него никто не решился дать комментарии…

Максим Новиков, Ваш Шанс

Поділитися в соціальних мережах