В Сумах разбирались с кражей иконы

Установить преступника – далеко не самое сложное в уголовном деле. Намного труднее доказать его вину.

Вот и недавно Сумскому районному суду пришлось разбираться в интересном казусе: выяснять, участвовал ли житель Стецковки Дмитрий (имена изменены) в краже старинной иконы или только помогал ее продать?

Икона «Успение Пресвятой Богородицы» оценочной стоимостью в 10 тыс. грн принадлежала местному жителю. Женившись, он перешел жить в дом тещи и принес икону туда. Когда в дом кто-то забрался через выдавленное оконное стекло и похитил икону, мужчина обратился в полицию. Правоохранители быстро нашли святыню в одной из антикварных лавок областного центра. Владельцы лавки описали мужчину, который ее продал, – им и оказался Дмитрий, буквально за 10 дней до кражи прибывший в село из мест лишения свободы. Но откуда он мог знать об иконе? Когда он обсуждал продажу с одним из владельцев лавки в городе, с ним был еще один мужчина, который в саму лавку не пошел.

Следствие быстро установило его личность – он оказался также неоднократно судимым жителем Стецковки по имени Валерий. Владелец иконы приходился ему зятем. Сам Валерий жил не в материнском доме, а отдельно, но об иконе знал, неоднократно ее видел. Он признался в краже, которую совершил, по его словам, вдвоем с Дмитрием, подробно описал их действия на следственном эксперименте. Но Дмитрию удалось скрыться. А когда его через какое-то время нашли и задержали, он заявил, что только помогал продать икону, которую Валерий украл один. За помощь он взял себе одну тысячу из вырученных шести, а остальные отдал Валерию. В самой же краже он, по его словам, участия не принимал.

Вскоре свои показания изменил и Валерий – он сказал, что оговорил Дмитрия, поскольку не был уверен, что тот отдал ему всю сумму, полученную за икону, и хотел, чтобы его нашли. Но кражу совершил сам и только после этого обратился к Дмитрию.

Вот в этих хитросплетениях и пришлось разбираться суду, устанавливавшему степень виновности Дмитрия. Доказательств, что он побывал в обокраденном доме, у следствия не было – если Дмитрий и участвовал в краже, то следов не оставил. Был сделан запрос мобильным операторам, но те тоже не смогли однозначно ответить, были ли данные абоненты вместе по указанному адресу.

Поэтому в итоге суд признал обвинение в краже в отношении Дмитрия недоказанным и изменил квалификацию преступления на ст. 198 УК Украины (сбыт краденого). Учитывая слабое здоровье Дмитрия и наличие у него на содержании несовершеннолетнего ребенка, суд приговорил его к штрафу в сумме 1700 грн.

Источник: shans.com.ua

Поділитися в соціальних мережах