На Сумщине разбирают на металлолом завод, который кормил город

Осенью прошлого года СМИ писали о том, что в Глухове закрыли пункт приема молока, размещавшийся на территории бывшего маслосырзавода.

Тогда ликвидаторы говорили, что все делается ради людей: укрупнение и оптимизация промышленности еще никому не навредили. Уверяли, что постройки завода будут тщательно охраняться и никуда не денутся, потому как все это еще пригодится. А разбирается на металл и вывозится с территории только то, что пришло в негодность еще полвека назад и не просто занимает место, но и представляет собой реальную угрозу соседним строениям. Утверждали, что здесь еще будет развиваться и процветать промышленное предприятие. Однако уволенные сотрудники не верили ни одному слову членов ликвидационной комиссии. «Мы эти сказки уже слышали, когда из флагмана глуховской промышленности, нашего маслосырзавода, решили сделать пункт приема молока, – говорит водитель Сергей. – Обещали золотые горы в виде приличных зарплат и производственных перспектив, а на самом деле мы работали за 2 тысячи гривен в месяц, в конце концов и сам пункт закрыли, а нас выставили на улицу».

Но если простые рабочие смирились со своей участью и стали на биржу труда, то с акционерами все не так просто: предприимчивые и деловые глуховчане с помощью юристов дошли чуть ли не до президента со своим вопросом: кто заплатит дивиденды за их акции, вложенные в завод более десяти лет назад?! Ответы на разных уровнях звучали одни и те же – мол, никто с лица земли предприятие не стирает, ваши ценные бумаги не пропадут, и вы не останетесь обманутыми. Но прошло полгода, и выяснилось, что все обещания – ложь.

Когда мы подъехали к заводу, сразу и не узнали его: от былых строений остались сплошные руины. Территория охраняется, внутрь не пускают, но нам все же удалось пообщаться с людьми, которые работали там. Оказывается, это предприятие выкупило под разборку пять фирм. И хозяин каждой из них со своей бригадой разбирает и вывозит свою часть. В целом же у глуховчан появилась замечательная возможность заработать деньжат, ведь все эти 5 бригад состоят исключительно из местных жителей. «Деньги – деньгами, а сердце кровью обливается, – рассказывает один мужчина, работающий кувалдой. – Такой завод был! Огромная территория, шикарные цеха, а главное – довольные сотрудники! На заводе была лучшая в Глуховском районе волейбольная команда! Я сам в ней играл, потому как некоторое время трудился здесь. А теперь что? Собственными руками уничтожаю все то, что раньше приносило мне удовольствие».

Другой мужчина, назовем его Антон, поделился своими впечатлениями: «Строилось здесь все на века, поэтому тяжело рушится. Бетонные блоки, закопанные в землю на 5 метров, а сверху еще и обшитые железом, мы долбили очень долго. Хранилище размером 10 на 10 метров и 5 метров в глубину, для кочегарки, отапливающей весь завод, вмещало в себя тонн 800 мазута! Колодцы для сыворотки 5 м в глубину и таким же диаметром… Все это нам приходится громить и крушить».

Еще один собеседник имеет опыт разборки молокозавода в соседнем Путивле. «Я там один день поработал, – вспоминает мужчина. – Страшное зрелище, когда с целого здания снимается пластик…» Работники жалуются на нездоровую обстановку, царящую на территории. «Все бригады дерутся между собой за каждый кирпич и за то, чтобы поскорее заполнить свой котлован строительным материалом, – комментируют мужчины. – Все злые, нервные и агрессивные. В руках – ломы, лопаты, кувалды и топоры. Стараемся себя сдерживать, но иногда опасаемся, что вдруг что-то в кого-то полетит! Тут вообще не соблюдается техника безопасности: никакой слаженности, каждая бригада работает отдельно, зачастую не заботясь о тех, кто находится рядом, в метре от него. Вон экскаваторы работают как попало, ковшы проносятся над самыми головами! В случае чего за нас никто даже отвечать не будет!»

Охранник не скрывает, что завод вывозится на металлолом и скоро тут не останется камня на камне. То есть предприятие будет стерто с лица земли, чего и опасались глуховчане. «Мы – люди маленькие, нам сказали охранять, мы и охраняем, – грустно говорит пенсионер в камуфляжной форме. – Это там, наверху, уже все решили и продали завод под разборку».

Побеседовали мы и с Владимиром Нечаем, акционером-активистом, который на протяжении этого полугода обивал пороги различных инстанций в поисках справедливости. Он несколько раз ездил в Киев к руководству компании «Малка-транс», которой ранее принадлежал пункт приема молока, обращался к депутатам, прокурорам. И все – тщетно. Деловой, грамотный мужчина, не скрывая слез, просто махнул рукой: «Все пропало…».

Источник: shans.com.ua

Поділитися в соціальних мережах