Мать погибшего сумчанина: Полиция покрывает виновных

15 сентября 2016 года в г. Энергодар Запорожской области возле дома №95 на ул. Молодежной был обнаружен труп 21-летнего сумчанина Александра Вертегела. Больше года его мать пытается узнать, что именно стало причиной трагедии, но правоохранители, кроме версии о самоубийстве, ничего не хотят слышать…

– В Энергодаре проживают наши родственники, – рассказывает мать погибшего Алена Вертегел. – Мы и сами оттуда, но так сложились обстоятельства, что мы вынуждены были переехать в Сумы. Когда Саша вырос, его бабушка попросила нас вернуться в Энергодар, чтобы ухаживать за ней. И мы поехали… Саша устроился там работать на АЗС, подрабатывал в автомастерской. Он сам себя обеспечивал, снимал комнату в квартире, в которой проживала хозяйка – хорошая пожилая женщина. Сам он был очень домашний и каждый вечер звонил мне, рассказывал, как прошел день. Так как-то с детства повелось, что всеми проблемами и новостями он делился именно со мной, а не с отцом. И вот однажды (первый раз за многие годы) он мне не позвонил. Я почувствовала, что произошло что-то неладное, но решила дождаться утра. Я позвонила ему примерно в 7.10-7.15. Трубку подняли, я подумала, что это сын, но на мои вопросы никто не ответил. Было похоже, что на вызов ответили случайно. Сначала я услышала шепот, затем четкий женский голос прокричал: «Ты еще долго? Давай быстрее…», после этого был какой-то шум и крик моего сына: «Ну пробачте мене…» Затем телефон отключился и на вызовы не отвечали. Его тело нашли уже через 15 минут после этого звонка под окнами дома №95 на ул. Молодежной. Местная пресса сразу же раструбила о том, что «молодой парень выбросился из окна квартиры, которую снимал». Но он жил совсем в другом доме. Из одежды на нем были только трусы. А его одежда находилась в квартире №28 вышеупомянутого дома, и вся она была грязная. Как будто его по земле волокли в ней. На балконе квартиры был обнаружен его мобильный телефон. Тогда же я узнала, что незадолго до своей смерти он звонил бабушке, сидя на лавочке у своего дома. Это было в 22.30, и его там действительно видели. Он сказал, что хочет спать и идет домой. В 20.00 и я с ним беседовала. Он был веселым, как и всегда. Затем в час ночи Саша отправил СМС своему другу: «У меня большие проблемы. Полная ж…па. Я не знаю, что мне делать». К сообщению была прикреплена фотография, где он вместе с девушкой, которую зовут Катя. Через некоторое время он снова отправил другу сообщение, в котором он просил его передать мне, что у него проблемы и что ему очень жаль. К сожалению, его друг не сразу увидел эти сообщения, так как, придя с работы, лег спать и поставил разряженный телефон на подзарядку. Прочитал он их лишь утром, и когда перезвонил, то на звонок ответил уже сотрудник полиции. Я до сих пор не могу понять, почему он писал не мне, а другу… Позже каким-то загадочным образом эти сообщения, а также история исходящих звонков в телефоне сына пропали. В полиции говорят, что они не имеют к этому отношения, так как доступ к телефону был заблокирован. Но я не верю в это. Следователь, которая проводила расследование, вынесла постановление о закрытии уголовного производства №12016080160001510 по ч. 1 ст. 115 УК Украины (умышленное убийство) 29 сентября с мотивацией «отсутствие состава преступления», даже не дождавшись первых результатов экспертизы, которые появились только 12 октября 2016 года. Экспертиза указывала на то, что сын скончался мгновенно от травм, полученных в результате падения. Но при этом там упоминалось и о том, что на его лице были выявлены травмы, полученные незадолго до смерти и которые не могли быть следствием падения. В крови также был обнаружен алкоголь – 1 промилле. Я обратилась к следователю с вопросом, есть ли в деле фотографии сына с места падения, на которых зафиксированы синяки и ссадины? Мне ответили, что они есть в ее компьютере, но пока нет возможности их распечатать, чтобы приложить к делу. А через некоторое время они из ее компьютера пропали. Следователь пояснила, что по причине какого-то сбоя в ПК пропало много информации, в том числе и фото. К тому же есть в деле странный для меня момент. По словам следователя, Саша звонил моему родному брату и сказал, что не хочет жить. И что эти показания брата якобы есть в деле. Но мой брат категорически отрицает факт этого звонка, как и то, что давал такие показания следователю. Я написала жалобу на следователя, по которой провели проверку. В ее действиях, кроме нарушения этики (она повышала на меня голос), проверка никаких нарушений не выявила. Несмотря на то что местная прокуратура Энергодара в своих ответах указывала, что я имею право ознакомиться с материалами дела, в полиции под различными предлогами мне до сих пор так и не дали посмотреть эти документы.

Дело в том, что девушка, изображенная на фото, которое прислал мой сын другу, проживает в доме, возле которого нашли тело Саши. Живет она там со своими подругами, все трое работают в одном из питейных заведений города. Люди, которые проживают в этом доме, рассказали мне, что девушки часто приводили к себе парней. При этом многих они видели в их компании только раз, но были и те, кто появлялся там регулярно. Ходят слухи, что они заманивают к себе парней в квартиру, а затем туда приходят бандиты и требуют с последних деньги. Вот мне и хотелось посмотреть в деле показания этих девушек. Но не довелось. Следователь же рассказала, что, по их словам, Саша якобы молча сам встал и ушел… В трусах? У него было две очень дорогих вещи, подаренные родственниками, – часы и кольцо. Часы были обнаружены в комнате, которую он снимал, а вот с кольцом он не расставался никогда. В день, когда сына нашли, на теле, а также в его личных вещах этого украшения не было. Не было при нем и денег.

Мне удалось добиться, чтобы уголовное производство вновь открыли. Расследование поручили другому следователю. Была проведена повторная экспертиза, которая также указывает на повреждения, нанесенные сыну незадолго до его смерти. Полиция продолжает настаивать на версии о самоубийстве, категорически не желая запросить у оператора мобильной связи распечатку звонков и сообщений с телефона сына. Пресса в Энергодаре отказалась дать уточнение по информации, что сын выбросился из квартиры, которую якобы арендовал. Но ведь это не соответствует действительности! Таким образом, у меня есть все основания утверждать, что кто-то в правоохранительной структуре покрывает тех, кто виновен в смерти моего сына. Я вернулась в Сумы, потому что морально не могу жить в одном городе с убийцей или убийцами Саши.

В доказательство своих слов Алена Вертегел передала нам копии обращений в прокуратуру и полицию Запорожской области, ответы на них, результаты экспертиз, а также показала фотографию из ММС, присланной другу Виталию Д., и фото грязной одежды сына, которая находилась в квартире.

Был направлен письменный запрос в ГУНП в Запорожской области с просьбой ответить на вопросы, которые логично появляются из рассказа матери Александра. В ответе из следственного управления ГУНП в Запорожской области говорится, что в день гибели Александра место происшествия осматривали, но фотографий в деле действительно нет. К тому же и к оператору за распечаткой звонков и сообщений правоохранители не обращались, так как «отсутствуют данные о причастности посторонних лиц к смерти…» На основании того, что следователь не усмотрел в истории криминала, уголовное производство было закрыто.

А ведь друг погибшего, как и его мать, сообщали полиции о тревожном СМС и случайно принятом звонке, во время которого были слышны последние слова Александра. Таким образом, проигнорировав версию об убийстве, не проверив полученную информацию, введя журналистов в заблуждение по поводу места проживания погибшего и не сохранив фотографии с места происшествия (если таковые вообще были), следствие пошло по пути наименьшего сопротивления, списав все на якобы самоубийство. Получается, что мать А. Вертегела имеет полное основание считать, что у правоохранителей есть своя заинтересованность в сокрытии фактов смерти сумчанина…

Максим Новиков, shans.com.ua

Поділитися в соціальних мережах