Суд оправдал правоохранителя, пытавшегося организовать «бизнес» по отжиму квартир

Регулярно в СМИ появляются победные сообщения пресс-служб силовых структур о поимке на горячем очередного взяточника, создается общественный резонанс. Но в суде подсудимых оправдывают из-за неправильного и непрофессионального оформления доказательств, защита легко доказывает их недопустимость из-за нарушений прав подследственного и норм УПК при их получении. В частности, за последние месяцы практически все дела такого рода, которыми занималось СБУ, закончились именно так. Складывается впечатление, что целая структура, которая содержится за деньги налогоплательщиков, работает вхолостую, для видимости. Очень интересно, наказывают ли тех, кто виноват в том, что дела разваливаются в суде? Принимают ли меры, чтобы в дальнейшем это не повторялось? Или главное – показатель дел, расследованных и отправленных в суд, а дальше хоть трава не расти?

Недавно Ковпаковский райсуд г. Сумы рассмотрел очередное такое дело. На скамье подсудимых оказался старший оперуполномоченный по особо важным делам отдела раскрытия преступлений против личности и умышленных убийств Управления уголовного розыска УМВД Украины – в кино и повседневной жизни правоохранителей это длинное наименование обычно звучит как «опер-важняк убойного отдела». В органах внутренних дел Сергей (имена изменены) работал с 2003 года, на свою должность пришел в 2011-м, а в 2015-м его задержали сотрудники СБУ при получении 50 тыс. грн. Его судили за подстрекательство путем угроз к совершению мошенничества и получение должностным лицом неправомерной выгоды с использованием служебного положения – ч.4 ст.27, ч.1 ст.190, ч.3 ст.368 УК Украины. Правоохранителю грозило от 8 до 12 лет с конфискацией имущества.

Как было установлено в ходе досудебного следствия и указано в обвинительном заключении, в октябре-ноябре 2014 года опер-важняк занимался расследованием двойного убийства в с. В.Самбор Конотопского района. Как обычно, в первую очередь отрабатывали не только родственников и знакомых убитых, но и ранее судимых. Тут Сергей и познакомился с Владом – сумчанином, который только в середине лета был условно-досрочно освобожден из колонии в Луганской области, где отбывал наказание за мошенничество. Жил он в доме, принадлежавшем жене бесследно пропавшего незадолго до этого лидера сумского УДАРа Сергея Лыхмана. Его исчезновение имело большой общественный резонанс. Поэтому Сергей заявил Владу, что расследует и это дело – и в отношении Влада у него есть большие сомнения. Тот много лет дружил с пропавшим и, как заявил Сергей, вполне мог быть причастен к его исчезновению и другим правонарушениям. Но он, Сергей, закроет на это глаза и не будет ничего проверять, если Влад, уже имеющий опыт мошенничества, будет заниматься им дальше. Сергей хотел, чтобы Влад находил одиноких любителей спиртного, поил их и обманом выманивал у них жилье с целью продажи. Сам же Сергей крышевал бы его перед правоохранителями, довольствуясь малой долей от продажи каждого дома – десятью тысячами долларов.

Он много раз звонил Владу в течение следующих месяцев, требуя денег и угрожая уголовной ответственностью. И даже отправлял ему деньги, чтобы Владу было на что приобретать спиртное для потенциальных жертв. Тот отлично понимал, как легко «сшить» любое уголовное дело – и в конце концов пообещал передать Сергею 10 тысяч долларов. Правда, в гривнях и по частям. А сам обратился в СБУ. Во время получения первого «транша» в сумме 50 тыс. грн. опера задержали.

В суде он свою вину не признал – заявил, что действительно беседовал с Владом по поводу убийства в Самборе и исчезновения его давнего друга. Влад хотел вернуться в Сумы, хотел найти там работу – и просил в этом помощи Сергея, обещая взамен предоставлять информацию о криминогенной обстановке в качестве агента. В марте следующего года Влад действительно позвонил, рассказал о старом знакомом – сумчанине, с которым он вместе сидел и который наладил поставки оружия в Сумы. Эта информация действительно была интересна Сергею, поскольку противодействие торговле оружием входило в сферу его должностных обязанностей. В ходе разговора Влад якобы попросил одолжить ему 1500 долларов США на два месяца для его знакомого, которому не хватало средств на покупку жилья. Он обещал отдать деньги через два месяца – и опер передал ему эту сумму, одолжив ее у своей матери. Затем еще несколько раз перечислял ему на карту уже сравнительно небольшие деньги – 500, 1650, 2500 грн., предназначавшиеся то на похороны соседки, то на лечение сестры, то на поклейку обоев… В мае 2015 года Влад якобы сообщил, что не сможет вернуть долг. Сергей не раз звонил ему, требуя вернуть деньги. В итоге Влад согласился возвращать средства по частям – но после передачи части долга Сергея задержали. По его словам, он никогда не требовал, чтобы Влад занимался чем-то незаконным, наоборот, одолжил ему денег и стал жертвой провокации с его стороны.

Опрошенные в суде коллеги Сергея заявили, что он не имел отношения к расследованию дела о резонансном исчезновении Сергея Лыхмана. Хотя те, кто выезжал в В.Самбор на расследование происшедших там убийств, знали, что в этом селе есть дом, принадлежащий жене пропавшего. Мать подсудимого подтвердила, что одалживала сыну полторы тысячи долларов, которые он просил для своего знакомого. А жена рассказала, что в апреле он дважды просил у нее то тысячу гривен, то две, объясняя, что хочет их одолжить своему знакомому.

Также суду были предоставлены документы о том, как правоохранители использовали негласные средства наблюдения, видео- и аудиофиксацию, как готовили к передаче деньги – переписали номера купюр и обработали их люминофором – правда, на руках Сергея следов люминоформа не обнаружили. Однако он подтвердил, что найденные на месте задержания деньги принадлежат ему, что их передал ему Влад. Правоохранители фиксировали телефонные разговоры подозреваемого, в которых шла речь о передаче денег. Также суду были предоставлены банковские выписки о движении средств по счету и другие документы.

Уже традиционно суд признал недопустимыми многие из представленных обвинением доказательств. Некоторые документы появились в деле уже после того, как с ним знакомились представители защиты. Как водится, они касались самых главных моментов следствия – обработки и передачи денег, негласных следственных действий и т.п. Документы отсутствовали на момент завершения досудебного расследования, они не указаны в реестре материалов досудебного следствия и протоколе предоставления доступа к материалам дела подозреваемому и его защитникам. Еще части документов, предусмотренных нормами УПК, не хватало. Соответственно, все эти доказательства были признаны недопустимыми.

И, поскольку подсудимый утверждал, что деньги, факт получения которых он не отрицал, были возвращением долга, а не взяткой, суд признал его невиновным в связи с недоказанностью преступления и оправдал.

Ярослав Берест, Ваш Шанс

Шановні читачі сайту “Сумські дебати”! У нас з’явився новий сервіс “Афіша”, де можна ознайомитись із тим, як цікаво та корисно провести свій вільний час. Ми зібрали всі масові заходи (кіно, театри, концерти, виставки, спортивні змагання, дискотеки та багато іншого) в одному місці для Вас!

Поділитися в соціальних мережах