Сумчанка обвиняет в смерти своей матери администрацию частного дома для престарелых

Для каждого человека нет ничего дороже семьи, детей, родителей, которые подарили ему жизнь. К сожалению, иногда жизненные обстоятельства складываются так, что дети не в состоянии сами ухаживать за своими пожилыми родителями, особенно если они нуждаются в квалифицированном уходе по причине того или иного заболевания.

Тогда или нанимают сиделку, или обращаются в специализированные учреждения, где, помимо ухода, пожилые люди получают и медицинское обслуживание. В Сумах, кроме коммунального учреждения такого рода (гериатрический пансионат), есть и частные, куда, собственно, и обратилась наша читательница Наталья. Теперь она всю жизнь будет жалеть об этом.

– Моя мама все свои 84 года была очень активной женщиной, – рассказывает сумчанка. – Буквально за несколько дней до случившегося с ней несчастья она бегала по городу, самостоятельно решала свои вопросы по оплате комуслуг, субсидии и т.п. И вот случилось так, что дома она упала и ударилась бедром. После этого ей стало трудно передвигаться, так как сильно болела нога. Мы с мужем вызвали скорую. Молодой парень, сотрудник скорой, посмотрел ее и сказал, что вроде бы ничего страшного, но все же лучше сделать снимки, и предложил сразу отвезти ее на неотложке в травмпункт. Но тут возникла проблема. Мне поднимать тяжелого нельзя, муж – инвалид II группы по заболеванию опорно-двигательного аппарата. В общем, в тот день ее никуда не повезли, потому что молодой человек со скорой сам не смог бы довести маму к машине, а просить о помощи было больше некого. Сложилась такая ситуация: маме, хоть она и может находиться дома, нужен постоянный уход в течение месяца-двух, и тогда она сама встала бы на ноги. Но мы с мужем этого обеспечить не могли, поскольку ее нужно было поднимать, переворачивать и т.п. Я даже обращалась в больницу, просила, чтобы ее положили в ортопедию, но нам отказали. Тогда мы пошли в департамент соцзащиты, чтобы нам подсказали хорошую сиделку, но там порекомендовали обратиться в частный дом престарелых. Мы посоветовались с мамой, и она согласилась эти пару месяцев там пожить.

Кстати, сначала мы обращались в коммунальное учреждение, там согласились взять маму, но потребовали такой большой пакет всевозможных медицинских документов, что только на их сбор понадобилась бы уйма времени. И все это время нужно было маму возить туда.

В частном же доме престарелых попросили минимальный пакет документов и чуть ли не сразу положили на стол договор. Согласно этому договору, стоимость услуг составляла 7 тыс. грн. в месяц. При этом нам сказали, что, если мы хотим, чтобы маму врач осматривал чаще (раз в неделю), нужно доплатить еще 500 грн. Естественно, я согласилась. Затем мне дали список того, что нужно было купить, – от салфеток до постельного белья. 18 сентября мы ее туда отвезли.

Поначалу все было нормально. Удивительно, что мама, которая была весьма привередлива в еде, с удовольствием ела то, что давали в этом заведении, и говорила, что вкусно. Дома она бы никогда не ела те же сосиски и подобного рода еду. К маме каждый день кто-то приходил – либо мы, либо внуки. И вот однажды она пожаловалась на тошноту. В доме престарелых измерили давление, и оказалось, что верхнее у нее – 130. Там посчитали, что это давление высокое, и дали таблетку, чтобы его сбить. Хотя на самом деле это ее обычное «рабочее» давление. Потом у нее стал темным кал. Но при этом ничего не болело, мама ни на что не жаловалась, поэтому там не посчитали нужным что-то предпринимать. В какой-то момент мама стала бледнеть, я обратилась к Ирине (администратор учреждения), та сказала, мол, врач осматривал, все нормально. Темный кал, скорее всего – результат меню с повышенным содержанием железа. Это было 26 сентября. На следующий день мама уже была бледная как смерть, и ей таки вызвали скорую. Отвезли ее в хирургическое отделение областной больницы. Оказалось, что у мамы внутреннее кровотечение. Претензий к врачам больницы у меня нет, они спасали ее как могли. Но сердце мамы не выдержало, и 4 октября она умерла в больнице.

Знаете, я сейчас в первую очередь виню в этом саму себя, хотя я и подумать не могла, что все вот так получится. Пережив похороны, я обратилась в полицию с заявлением, так как считаю, что администрация учреждения взяла на себя ответственность за содержание подопечного, но не выполнила своих обязательств в полной мере, и это привело к преждевременной смерти человека. Ведь, если бы маму привезли в больницу чуть раньше, она бы еще жила. Но ни я, ни мой муж – не врачи и не можем определять симптомы заболеваний, тем более внутреннего кровотечения, а маму в этом частном доме престарелых осматривал врач!

В свидетельстве о смерти сумчанки Галины Ф. в графе «заболевание, которое привело к смерти» указано: «хроническая сердечно-сосудистая недостаточность, атеросклеротическое заболевание сердца». В то же время в графе «другое существенное состояние, которое способствовало смерти» указана «острая язва луковицы двенадцатиперстной кишки».

Мы узнали, что проверку по заявлению Натальи проводил участковый. В результате он пришел к выводу, что состава преступления в истории нет, поэтому в открытии уголовного производства заявительнице была отказано. В настоящее время сумчанка намерена обратиться с заявлением в прокуратуру.

Побеседовали мы также и с владельцем дома престарелых – предпринимателем Александром, предприятие которого зарегистрировано в Харькове, но работает в Сумах. Следует отметить, что частный дом престарелых, о котором идет речь, представляет собой двухэтажный коттедж, на входе в который нет никаких табличек. То есть, проходя мимо, вы никогда не догадаетесь, что это специализированное учреждение. Александр внутрь нас не впустил, но рассказал вот что:

– К нам приходит врач из Сумской поликлиники №3, которая и осматривала постояльца. Жалоб от женщины не поступало. Поэтому никаких претензий к нам быть не может.

В хирургическом отделении областной больницы нам подтвердили, что пациентка поступила с внутренним кровотечением, которое могло повлиять на то, что сердце ее не выдержало и она скончалась. В то же время медики утверждают, что женщине переливали кровь, которой в отделении было достаточно, родственники обеспечили ее всеми необходимыми медпрепаратами, поэтому люди в белом склонны считать, что женщина умерла, поскольку ее жизненный биоресурс был исчерпан. При этом, когда мы поинтересовались, прожила бы женщина дольше, если бы ее привезли в больницу раньше, врачи ответили утвердительно.

До недавнего времени такие частные дома престарелых работали практически нелегально. Но потом были внесены изменения в законодательство, и теперь юрлица, а также ФЛП могут регистрировать этот вид деятельности совершенно официально. Теперь есть даже целый ряд классификаторов видов экономической деятельности (КВЕД):87.10 – деятельность по уходу за больными с обеспечением проживания, 87.20 – предоставление услуг по уходу с обеспечением проживания для лиц с умственными недостатками и больных наркоманией и т.д. Все эти виды деятельности оформил и ФЛП Александр Н. Юристы, с которыми мы консультировались, ссылаясь на Закон «О социальных услугах», а также Закон «Об утверждении типовых положений о домах-интернатах (пансионатах) для престарелых, инвалидов и детей», утверждают, что дом престарелых в Сумах не может работать без штатного медработника. А, насколько нам известно, он в Сумах работает уже год и медик у них оформлен по договору, а не в штате.

Мы обратились в департамент соцзащиты Сумского горсовета с вопросом о том, контролируют ли органы местного самоуправления работу подобных частных заведений. Нам ответили, что да, но переадресовали в департамент соцзащиты Сумской ОГА, поскольку дома престарелых в их ведении. Однако, когда мы позвонили в областной департамент, там сказали, что они контролируют только коммунальные учреждения, а поскольку частный дом престарелых, который нас интересует, находится в Сумах, то нужно задавать вопросы городскому департаменту. Таким образом, круг замкнулся, что наталкивает нас на неутешительные выводы: контроля за частными интернатами для пожилых нет!

Один из сотрудников полиции на условиях анонимности рассказал нам о том, что буквально недавно его коллеги выезжали на труп в одном из таких заведений. Когда они прибыли на место, там была скорая с медработниками. Человек еще был жив, но людей в форме уговаривали зафиксировать смерть, мотивируя тем, что он все равно вот-вот умрет. Те отказались, медики также не рискнули сделать это. Постоялец умер в тот же день. Наш собеседник рассказал, что в этих заведениях основная масса постояльцев – люди, чьи родственники выехали за границу на работу, ПМЖ и физически не могут контролировать, как содержат их близких. Мы надеемся, что данная публикация станет основанием для проверок всех подобных частных заведений по Сумской области.

Максим Новиков, Ваш Шанс

Поділитися в соціальних мережах