В деле о жутком убийстве 18-летней давности – новый поворот

Сможет ли сумчанка доказать право на землю и дом своего покойного сына?

В 2006-2007 годах в редакцию ВШ обратились несколько жителей областного центра, у которых мошенническим, по их мнению, путем отобрали участки земли и дома.

Практически у всех была одна и та же история: у них умерли родители или другие родственники, которые якобы еще при жизни подписали договоры о продаже своих участков с недвижимостью, но ничего не сказали об этом родным. Казалось бы, это вполне нормально, ведь они вправе распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению. Но все эти истории объединяло то, что участки земли с постройками находились в Сумах возле разных водоемов и в договорах фигурировал один и тот же нотариус. Да и о деньгах от продажи никто из обратившихся к нам родственников покойных не слышал…

Жилье в городе на берегу водоема всегда считалось престижным. Получить участок и разрешение на строительство а такой зоне почти нереально. Совсем другое дело, когда какая-то семья испокон веков имеет там землю. Вот на таких как раз и охотились…

На прошлой неделе в редакцию обратилась сумчанка, у которой 18 лет назад убили сына. Вот что она рассказала. Ее сын Николай К. к 26 годам стал довольно успешным предпринимателем. Денег у него было много. Его мать не знала, чем он занимался. Но то, что у него была своя пилорама и столярный цех, с которых большими партиями вывозили в Прибалтику дубовую паркетную планку, она знала точно. И такие цеха у него были не только в Сумской области. В то время это был довольно прибыльный бизнес, который приносил доход в валюте. Незадолго до своего исчезновения Николай рассказал матери, что купил участок земли у озера в перспективном районе Сум и уже начал строительство дома. Он даже показывал ей фотографии с двухэтажным особняком, в котором фактически оставалось доделать только внутренние работы. Она все время просила, чтобы он отвез ее туда, но Николай отвечал: как только достроится, заберет мать к себе в новый дом.

Но 15 июля 2000 года он пропал при неизвестных обстоятельствах. Соседи видели, с кем он выходил из своей квартиры, и дали следствию описание возможного подозреваемого. Но установить его личность милиция или не захотела, или не смогла. Мать Николая по описанию узнала человека, с которым общался ее сын и который имел отношение к одной из местных ОПГ. Но это – лишь догадки женщины. Николая К. объявили в розыск, но он не дал результатов. Через год в одном из канализационных люков в Курском микрорайоне лица без постоянного места жительства нашли останки тела человека без рук и головы. По словам матери Николая, в милиции никак не хотели признавать, что это тело ее сына. Но у покойного был большой шрам от ножевого ранения, который он получил в драке еще в годы своей бурной молодости. Этот шрам таки был обнаружен экспертами на найденном трупе…

Однако до сих пор неизвестно, куда и каким образом пропали большие деньги, а также вся документация на дом, землю и предприятия, которые были в собственности Николая. Что стало с производством и в чьих руках оно тогда оказалось, спустя столько лет установить уже невозможно. Никакой документации на дом и участок тогда также не нашли ни в архитектуре, ни в земресурсах, ни в архиве. Они либо пропали, либо их вовсе не было. Единственным доказательством того, что Николай имеет какое-то отношение к участку и к дому, были показания строителей и соседей. Но этого оказалось мало. В результате новый двухэтажный дом рядом с озером в Сумах был признан бесхозным и продан городом. Купила его одна местная фирма, которая затем продала его жителю областного центра, на тот момент занимавшему не последнюю должность в архитектуре. Первые несколько лет мать Николая обивала пороги различных инстанций, пытаясь добиться справедливости. Но ей это так и не удалось.

И вдруг недавно ее нашел сотрудник одного из структурных подразделений органа местного самоуправления, который был наслышан об истории с убийством и домом. Перекладывая архивы с документами, которые за эти 17 лет несколько раз переезжали с места на место и, перемешавшись, оказывались в разных папках, он случайно нашел документ, который подтверждает, что Николай К. является владельцем того самого участка земли рядом с озером в Сумах, где до сих пор стоит тот самый двухэтажный дом.

Сумчанка уже обратилась к адвокату, который готовит иск к Сумскому горсовету о возмещении материального и морального ущерба, причиненного ей как единственному наследнику. Ведь найденный документ доказывает, что причиной отсутствия бумаг в архивах в начале 2000-х является чья-то преступная халатность. К тому же наверняка умышленная, если учесть тот факт, что документы исчезли сразу из нескольких отделов и управлений. Что из этого выйдет, мы узнаем не скоро, ведь подобные дела могут годами бродить по судам разных инстанций. Да и перспектив у дела, честно говоря, мало. Но сумчанка надеется и верит в справедливость, как надеялась и верила все эти годы.

К сожалению, получить более подробную информацию о расследовании жестокого убийства предпринимателя нам не удалось. В ГУНП Сумской области сказали, что дела такой давности, скорее всего, уже уничтожены. Но не исключено, что правоохранители просто не захотели тратить время на перекладывание дел в архиве в поисках нужного. Достоверно известно только одно: убийца так и не был найден и, возможно, до сих пор спокойно ходит по областному центру… Но, поскольку срок давности по делам об убийствах в нашей стране составляет 15 лет, а прошло 18, искать его уже никто и не будет, даже несмотря на вновь открывшиеся обстоятельства, указывающие на вероятный мотив преступления…

Егор Бывалов, Ваш Шанс

Поділитися в соціальних мережах