В ОТГ на Сумщине работает врач-иранец

Лечимся у иностранца

Голамреза Хакими-Нежад (Голамреза – имя, Хакими-Нежад – фамилия) приехал работать в поселок еще летом. Мы немного выждали, пока врач обживется, и отправились в гости в Шалыгинскую громаду. Как оказался в Украине? Чем привлекла поселковая амбулатория? Что думает о медреформе? Об этом и другом мы долго говорили с доктором Голамрезой.

Рассказывает, что представился шалыгинцам кратко – Реза. Но не все до конца разобрались, где имя, а где – фамилия… Потому одни зовут его Резо, другие – Нежад или Хакими. Говорит, что уже привык к такому разнообразию, ни на кого не обижается. По согласованию с главным врачом амбулатории Валерием Бойко, Голамреза Хакими-Нежад обслуживает Шалыгино.

Мы смогли воочию увидеть его работу с пациентами. Доктора ждали две мамы с детками после простуды, врач приехал на контрольный осмотр.

– Мы хвастаемся, что подписали декларацию с иностранцем, решили, что можем себе позволить, – смеются женщины. А серьезно добавляют, что Реза внимательный, добрый, толковый, ко всем найдет подход. Но главное, что он их, местный, и не надо никуда ездить.

Я доктор, а не писатель!

Врач отметил, что в работе с пациентами нет никаких трудностей. Правда, не может привыкнуть к тому, что люди почти не следят за своим здоровьем, зачастую обращаются, когда уже болезнь в разгаре.

– Я готов работать 24 часа в сутки. Никогда не откажу пациенту: ни днем, ни ночью. Но считаю, что государство должно поддерживать медиков, платить достойную зарплату, чтобы врачи, медсестры, санитары работали с полной отдачей. А еще хочу, чтоб убрали ненужную писанину. Я же доктор, а не писатель! – возмущается он.

Дело пахнет керосином

О проходящей в Украине реформе отзывается нелестно.

– Реформы – это хорошо, но сначала нужно выделить деньги. Обшарпанные здания больниц, недостаток инструментов – это недопустимо. Я считаю, что в каждой амбулатории, как Шалыгинская, должен быть хотя бы аппарат УЗИ, рентген-кабинет. На месте нужно делать не только клинические, но и биохимические анализы. Неудивительно, что многие жители сел едут подписывать декларации с городскими докторами, так как понимают: вдруг что, там сразу пройдут все обследования. В Шалыгинской громаде по списку живет около 4 тысяч человек, но на двух докторов подписано пока еще только 2 тысячи деклараций, а нужно на каждого хотя бы по 1800. Что мы получим от государства? Вижу, что дело пахнет керосином: скоро выборы, придут новые люди, и реформа может вообще зависнуть.

Ехал учиться, остался навсегда

Родился Голамреза в Тегеране. Его отец был военным, поэтому, когда в Иране началась исламская революция, семье пришлось убегать из страны. Некоторое время они жили в Италии, потом – в Германии. У матери была сестра в Арабских Эмиратах, поэтому переехали к ней. Там Голамреза закончил школу, в совершенстве выучил английский. С детства мечтал стать врачом. Но, так как в Эмиратах овладеть этой профессией чрезвычайно дорого, парень решил выучиться в Украине. В 1998 году поступил в мединститут СумГУ, где платил по 2 тысячи долларов в год. Проучился 7 лет на терапевта, а потом еще два года проходил в Киеве ординатуру. Со временем стал семейным доктором.

Еще во время учебы познакомился с сумчанкой Яниной, женился и окончательно остался жить в Украине. Сегодня в семье подрастает двое деток: шестилетний Даниэль и трехлетняя Мая.

Страна женщин

Сначала иранца удивляло, что в магазинах тогда продавалось очень мало продуктов. Ежедневно приходилось думать, что приготовить. Все знакомые украинцы лишь улыбались: «Разве это дефицит? Вот раньше вообще у нас ничего не было!» Студенту из жарких стран постоянно не хватало свежей зелени, овощей и фруктов. Но со временем привык к украинскому быту, а страна нравилась все больше и больше. Привлекала большая свобода, открытые люди.

Доктор не скрывает, что сразу в глаза ему бросились украинские девушки.

– Я терялся от такого количества красавиц, – шутит собеседник. – Это правда, что украинки – самые красивые. Да еще и работящие. Мне вообще показалось, что Украина – это страна женщин. Везде, в любой сфере есть представительницы слабого пола. Когда жил в Киеве, не поверил своим глазам, увидев женщину-водителя троллейбуса. Для меня это был шок! В Иране мало женщин работает.

Говорит, что единственный большой минус страны ощутил и понял гораздо позже, когда из беззаботного студента превратился в молодого специалиста и отца семейства – это полное игнорирование властью людей. Потому сегодня все массово выезжают на заработки за границу, чтобы прокормить родных.

Я тоже заробитчанин

Так доктор говорит о себе. Ведь семья осталась в Сумах, а он работает в Шалыгино. С близкими видится по выходным. Не скрывает, что приехать в Шалыгинскую громаду его соблазнила зарплата. До этого он работал заведующим амбулаторией при СумГУ, здесь ему предложили зарплату в два раза больше. Ведь в стране – нехватка врачей. И привлечь в свою амбулаторию доктора руководители громад пытаются именно так.

За счет ОТГ снимается и квартира в Глухове. А совсем недавно сессией были выделены 200 тыс. грн для покупки служебного жилья для доктора в поселке. Приватизировать дом можно будет после того, как 10 лет отработаешь.

Ольга Медведь, НЕДЕЛЯ

Поділитися в соціальних мережах