За что отец зарубил топором своего 19-летнего сына?

Слова гоголевского Тараса Бульбы нашли свое отображение в наши дни. Так, в одном из сел Глуховского района отец зарубил своего 19-летнего сына.

Как сообщили нам в ОК ГУНП в Сумской области, около 8.30 в дежурную часть Глуховского ОП позвонила фельдшер села Суходол и сообщила о смерти юноши. Прибыв на место, правоохранители увидели в доме, среди полного беспорядка, тело молодого человека с окровавленной головой. То, что смерть юноши имеет явно криминальный характер, подтвердил судмедэксперт, который насчитал несколько рубленых ран.

Как выяснилось позже, смертельные раны парню нанес его родной отец. Мужчина рассказал, что сын пришел к нему с требованием дать денег на очередную бутылку. Парень из-за алкоголя ранее уже имел неприятности с законом и был дважды судим за кражи. И накануне также пришел в нетрезвом состоянии. Слово за слово – началась ссора, а затем и драка. Он схватил топор и в пылу ударил сына несколько раз по голове. И только когда тот упал, понял, что натворил. Удостоверившись, что парень не дышит, пошел к соседке, где и рассказал о смерти сына. А уже та и сообщила о происшествии местному медику.

Сейчас по факту убийства следователи Глуховского отдела полиции начали уголовное производство по признакам ч.1 ст.115 УК Украины. Что касается самого подозреваемого, суд вынес решение об избрании ему меры пресечения в виде содержания под стражей. Ему грозит от 7 до 15 лет лишения свободы. Досудебное следствие продолжается.

Мы пообщались с жителями населенного пункта и выяснили, что семья, в которой рос мальчик Петя и его старший брат Александр, была неблагополучной. Родители злоупотребляли спиртным, в доме постоянно стояли крики и ругань. Дети ходили в школу грязными, неухоженными и голодными. О внутрисемейных делах хорошо были осведомлены учителя. Семья состояла на внутришкольном учете, да и соцслужбы прекрасно знали о нелегкой жизни мальчишек. Однако родительских прав мать с отцом никто не лишал, ведь для этого не было достаточных оснований. Отец, хоть и пил, но все же имел постоянную работу. Трудился в соседнем селе, в агрофирме. Хозяин крепко держал его в руках, и на рабочее место тот приходил трезвым. Ну, а то, что вечером мог расслабиться и напиться, так в селах это – обычное явление…

Старший сын Александр покинул отчий дом сразу же после окончания сельской девятилетки – уехал в Киев и там обосновался: устроился на работу, создал семью. И Петр остался в семье один. Спокойно себя чувствовал лишь в школе, а когда приходил домой – погружался в атмосферу брани, рукоприкладства и бесконечных пьянок. Учителя сельской школы отзываются о погибшем хорошо. «Он был добрым и безобидным ребенком, – говорит одна учительница. – Но только голодным. Ему приходилось добывать себе пропитание любыми путями, даже кражами. Я несколько раз его вытягивала из неприятностей: то в магазине продукты сворует, то у людей. Ему очень несладко приходилось, и детская психика не выдержала тяжелых жизненных обстоятельств. Паренек начал на уроках кукарекать, хрюкать, вести себя неадекватно. Его бы специалистам показать, да некому этим было заниматься. Мы, правда, жалели его, давая возможность заработать копейку. Лично я просила его наносить дров, почистить двор от снега. Односельчане нанимали Петю пасти коров. И если рядовой пастух брал за свою работу 200 грн. за день, то этот мальчуган соглашался гнать стадо на выпас за 100-150 грн.».

Другая учительница рассказала нам, что, когда Петр учился в 9-м классе, серьезно заболела его мать. Дала о себе знать измученная алкоголем печень, и вскоре она умерла от цирроза. Социальные службы решили, что мальчишке, оставшемуся без матери, будет лучше жить в казенном учреждении, чем с нерадивым отцом. Паренька определили в Шосткинский интернат закрытого типа, где он пробыл совсем недолго – до окончания учебного года, а затем поступил в ПТУ. Но рвения к учебе у него не было, занятия сначала пропускал, а затем и вовсе забросил, в итоге был отчислен. Вернулся на родину, в отцовский дом. Нигде не работал, зато выпивал. Основным его собутыльником был родной отец, который после трудового дня любил коротать вечера за бутылочкой «зеленого змия». Так в 19 лет Петя превратился в спившегося и опустившегося человека, жизнь которого трагически оборвалась, опять же, из-за алкоголя.

Хоронили Петра в субботу, 3 февраля, всем селом. Местные жители говорят, что такого трагического финала и следовало ожидать. Мол, отец и сын друг друга стоили: постоянно дрались между собой. «Если бы батя не убил Петьку, тот бы прикончил его! Не в ту ночь, так в другую!» – говорит сосед. В целом же народ уверяет, что подобных преступлений в их населенном пункте никогда не было.

Оксана Ковалева, Ваш Шанс

Поділитися в соціальних мережах