Что ждет сумскую медицину после медреформы?

Щас модный трэнд – медицинская реформа. Все разбираются, как в футболе. Візьміть і мою баночку на мед.

Итак, размышления о реформе. В одной, узко взятой специальности.

Главный лозунг: “Деньги пойдут за пациентом”.
Окэй.

Я работаю в областной инфекционной больнице. Это специфическое учреждение. Как и все стационары, мы завязаны на койко-день, получаем финансирование “на койку”. Их у нас аж 100. И мы получаем деньги независимо от того, лежат на этих койках страждущие, или не лежат. Безобразие?

Особенность инфекционных стационаров – недовыполнение плана этих самых койко-дней. Всё собирались пересмотреть расчёты для нас, да так и не собрались. Причин несколько. Мы стараемся госпитализировать больных в отдельные палаты, т.е. зачастую у нас в каждой палате лежит по одному человеку, а если больше – значит, это пациенты с одинаковыми инфекциями (если есть возможность, мы и таких кладём отдельно – у каждого свои особенности), или это больные незаразные. Учитываем, естественно, что мальчика с девочкой, даже с одинаковой инфекцией, в одну палату… как-то не тамифлю. То есть, не комильфо. Так что два одинаковых сальмонеллёза разного пола тоже лежат в разных палатах. Отдельно – неясные, обследуемые (непонятная температура, увеличенные лимфоузлы, печени-селезёнки, сыпи и т.п.). Часто выясняется, что причина неинфекционная. Соблюдается также принцип одномоментности заполнения палат (боксов, по-нашему) одной и той же “инфекцией” – дело в том, что выздоравливающий, например, от гриппа особенно чувствителен к тому же вирусу гриппа (иммунитет его только-только стал нарабатываться, а тут “свежий” вирус по нему бьёт), поэтому стараемся не “подкладывать”. Ну и ещё много нюансов – и так, наверное, утомил. Вот так наши койки и “расходятся”.

Кстати. Рассматривайте этот абзац на правах рекламы – с прицелом на выживание во времена реформы. Красота – один в палате! Где ещё у нас такое видано в бюджетной больнице? А ещё если добавить, что санузел личный в боксе, душ, ванная (евроремонты есть), ТВ, кондишен и хавку подают через окошко (никуда ходить не надо), выход отдельный во двор, территория огорожена, соловьи поют – окраина города, ботанический сад рядом, сосны, курилка обустроена, беседка-избушка уютная… Эпидрежим лучше, чем везде соблюдается – знаем, с чем имеем дело. Я уж не говорю о персонале. Вы, кстати, знаете, что лучший терапевт – это инфекционист? Все сейчас “узкие”, кто левый надпочечник лечит, кто правое предсердие, а нам всё надо знать – инфекция в любом органе может поселиться, от глаза до… докуда иногда его дотягивают. До пятки.

Умные сумчане (и не только), между прочим, давно смекнули, где надо подлечиваться.

Ладно, возвращаюсь к реформе.

Если коротко — нас сравнивают с пожарными. Им же зарплату платят, если они “вхолостую” (ну или по двое) спят на дежурстве? Может, кому-то это не нравится, может, о них без пожаров забывают. Но платят. Зато, если пожар… Вот они, наши доблестные пожарные! Урра, что они у нас есть! Потушили, спасли – герои! И – премии, ордена. “За отвагу на пожаре.”

Так вот, наши пустующие койки – это резерв здравоохранения. Спящие пожарные (мы-то всё равно не спим, лечим – работы достаточно). А тут ррраз! – эпидемия, вспышка! А вот они – спящие койки, готовые вас принять. И мы, инфекционисты, тут как тут – война, а мы как раз и не шибко уставшие. И если вы думаете, что это редко бывает, так вы-таки не очень правильно думаете. На моей памяти и дифтерия, и сальмонеллёз, и вирусный гепатит А, и дизентерия, и паротит, и корь, а гриппов сколько! – птичий, свиной, человечий… Это в масштабах области и страны. А локальные? Свадьба-гулянка, 30 потравившихся? А школа-интернат, наевшийся гнилой капусты по весне? А дизентерийный шосткинский молокозавод? А брюшной тиф в доме престарелых в новогоднюю ночь? А кролевецкие лесорубы с боррелиозом? А сезонные повышения – ОРЗ зимой, поносы летом, менингит весной, гепатит осенью?

Умные сумчане (и не только), между прочим, давно смекнули, где надо подлечиваться.

Ладно, возвращаюсь к реформе.

Если коротко — нас сравнивают с пожарными. Им же зарплату платят, если они “вхолостую” (ну или по двое) спят на дежурстве? Может, кому-то это не нравится, может, о них без пожаров забывают. Но платят. Зато, если пожар… Вот они, наши доблестные пожарные! Урра, что они у нас есть! Потушили, спасли – герои! И – премии, ордена. “За отвагу на пожаре.”

Так вот, наши пустующие койки – это резерв здравоохранения. Спящие пожарные (мы-то всё равно не спим, лечим – работы достаточно). А тут ррраз! – эпидемия, вспышка! А вот они – спящие койки, готовые вас принять. И мы, инфекционисты, тут как тут – война, а мы как раз и не шибко уставшие. И если вы думаете, что это редко бывает, так вы-таки не очень правильно думаете. На моей памяти и дифтерия, и сальмонеллёз, и вирусный гепатит А, и дизентерия, и паротит, и корь, а гриппов сколько! – птичий, свиной, человечий… Это в масштабах области и страны. А локальные? Свадьба-гулянка, 30 потравившихся? А школа-интернат, наевшийся гнилой капусты по весне? А дизентерийный шосткинский молокозавод? А брюшной тиф в доме престарелых в новогоднюю ночь? А кролевецкие лесорубы с боррелиозом? А сезонные повышения – ОРЗ зимой, поносы летом, менингит весной, гепатит осенью?

Ладно, экономим на всём, кроме качественной новой медицины. Вычесть… поделить… добавят вряд ли… остаётся… Кто это посчитал – можно методику расчёта? Действительно участковые больницы не позакрываются? Да даже если 23. Вы представляете нашего соотечественника, который из них отслюнявит тысячу (или больше?) и со вздохом (зачёркнуто. С радостью) отдаст коллеге?

Итак, инфекцию будет лечить GP. Долго. Учтём, что инфекционная патология составляет до 50-70% его приёма, а среди детей – до 90%. Что-то он, конечно вылечит, мы не сомневаемся в его знаниях, как и в урологии, педиатрии, акушерстве, глазных болезнях и т.п. Но что-то… Поверьте, инфекция – достаточно острая, а иногда и молниеносная штука, и промедление с госпитализацией… Да и заразные будут сидеть к нему на приём в ещё больших количествах (вас же это так напрягает), по городу шастать… А вызовы “скорой” платные станут, парамедики на ней будут ездить, никто на “чихи” выезжать к себе не позволит, значит, все поплетутся на приём к семейнику…

Ну ладно. Опустим даже этот момент, может, не всё так страшно, как я себе малюю. Вернёмся к оплате за госпитализированных.

Конечно, она уменьшится по сравнению с сейчас – ведь за пустые койки платить не будут. Даже если не уменьшится поток больных. Учитывая, что мы и сейчас сводим концы с концами с трудом, да вычесть процентов 30%… Главные статьи расходов – зарплата и коммуналка. Сокращать начнём персонал, правильно. Квалифицированный, взлелеиваемый годами. Знаете, сколько лет надо, чтобы врача вырастить? Инстиут + лет 10 стажа. В никуда увольнять, везде такая же история, куда устроишься? Разве что за рубеж, кто молодой. Кто постарше – большинство вымрет, врачу трудно переучиваться на… ну на кого? Это первое. Экономить на всём, как и тот врач общей практики – второе. Хотя уже и так на драных простынях… Закроем один этаж, шоб не топить, заслонки поставим… второй… Ну и закроем больницу.

Какой выход у меня, как у главврача? Как спасти? Людей, больницу? Я её, между прочим, люблю, жизни себе не представляю без неё. Не, это не то, о чём вы подумали.

Придумал. Эпидемия нужна! Просто же!

Берём культуру брюшно-тифозной палочки, подливаем в водопровод… Выпускаем немного погулять чумного больного (если б вы знали, как они просятся!)… Распыляем вирусы в супермаркетах, метра у нас нету… Сибирку в конвертах… Биотерроризм, короче. Кстати! Может, вся эта история именно от инфекционистов там, в Америке, пошла? Они-то уже хлебнули рехвормы? Помните, как против Обамы были? Врачи-злодеи!

Шутки шутками, но получается, что я заинтересован в повышении инфекционной заболеваемости? А цель реформы – снизить её, в рамках хотя бы вот этой отдельно взятой отрасли. А как же получаются такие ножницы? Ааа, они говорят, надо конкурировать! Новые технологии, методики, протоколы, оптимизации…

Наверное, это хорошо работает где-нибудь в кардиохирургии, каких-то точечных абляциях метастазов, ещё что-то похожее – в наукоёмких, высокотехнологичных отраслях медицины.

Ну а как я могу, с кем конкурировать за повышение качества оказания медицинской помощи инфекционным больным, как на том наголошують творцы реформы? “Отомрут худшие, останутся лучшие, и таким вот образом повысится качество медицины.” Да мне не с кем конкурировать. В Киев же все не поедете с ангинами, ОРЗ, пневмониями, поносами, менингитами, да и не лучше там. У нас – барокамера, озон, плазмаферез, гидроколоно, искусственная печень – какая столичная клиника похвастается полным набором? С районами конкурировать? Да, первыми умрут они – сначала ФАПы, участковые, потом ЦРБ… Все ж захотят лечиться в центрах – от большого к маленькому, по возможностям. Все захотят выбрать, где лучше. Ладно, инфекции. А с инфарктами, инсультами, аппендицитом – со всей острой, неотложной, жизнеугрожающей патологией – вы потом, когда всё близлежащее поумирает, тоже в областной центр добираться будете? По этим же дорогам, что сейчас, – а кто их починит? Наш автодор? Ага. Ночью? С острой болью? Своим ходом? Учтите, что “скорая” точно также будет конкурировать – отомрёт сначала сельская, потом… Ведь она к тем же ФАПам, участковым, ЦРБ привязана. Или нет? И кто к вам поедет за 100 км?

Творцы могут возразить, что инфекционных стационаров в Европе вообще нет, инфекцией занимаются терапевты, а в многопрофильных стационарах предусмотрены боксы для заразных больных. Да, это так и есть. Я там был неоднократно. Есть там и инфекционисты. Знаете, чем они занимаются? Назначают, меняют схемы и отменяют антибиотики по всей многопрофильной больнице. Да-да! Это их парафия. Вызывают инфекциониста в отделение, если больной нуждается в АБТ или её пересмотре, сами не имеют права. Ещё мои коллеги следят за эпидрежимом (вместо эпидемиологов), готовят больных к пересадке костного мозга (такие пациенты у них находятся в тех самых герметичных боксах с отрицательным давлением – чтобы не они, а их, иммуносупрессивных, не заразили) и курируют их после неё – это ж проблемы отторжения, иммунитета, значит – инфекционист. Ну и ВИЧ-инфекция с гепатитом С, потому что В у них практически нету – привитые все. Но и мне было что им рассказать! О тех инфекциях, что я упоминал пятью абзацами выше, – слушали зачарованно, как сказку с другой планеты, недоверчиво качая головами. Ну да, я ж из европейской страны приехал, не из Зимбабве. Как же ж? Это ж рядом, центр Європи у Рахові!

Так что мы, к сожалению, всё ещё не Европа, как бы нам этого ни хотелось. И переносить автоматически кальку медицины нельзя – поувольнять врачей со “скорой” – куда? – понаделать за 3 месяца (или за 6?) парамедиков, которые будут довозить – трупы? – до современных больниц неотложной помощи. Есть у нас хоть одна, соответствующая “ихним” стандартам? Вы ж в кино их видели, есть у нас похожие? Постройте сначала и оснастите, и во всех регионах, а не одну показательную в столице. А парамедиков сейчас уже собираются внедрять.

Сравните статистику инфекционной заболеваемости – здесь и там. Наш народ… гм, промолчу. Напомню только о вашем отношении к прививкам, європейці. О вакцинах, о сыворотке напомню. Реформу делаем – на це хисту вистачає – а больные в 21 веке в центре Европы умирают из-за её отсутствия. Этакое непреодолимое препятствие в течение 3-х лет – закупить сыворотки? Отписки какие-то детсадовские – ми переймаємося, ми опікуємся, в найближчий час… – три года! Дык, куды ж вы за реформу берётесь? – Та это ж неинтересно. Что с мелочами вошкаться – то ли дело реформа! Всего украинского здравоохранения!

Так что не время ещё закрывать инфекционные стационары.

Или пора? Ну смотря, какая цель у реформы…

P.S. А что слышно о реформе МЧС и пожарных, в частности? Предлагаю распускать их на время беспожарья и бесчрезвычанья. Чтоб государственные деньги сэкономить. Вот только соберём ли потом, когда грянет?

Да и будет для кого собирать-то?..

Андрей Сницарь
Поділитися в соціальних мережах