На Сумщине возрождают монастырь

Некогда величественный и богатый Ряснянский монастырь сейчас ждет трудников и благотворителей.

Доехав до села на автомобиле, нам пришлось минут тридцать добираться до обители по полю. На входе нас встретили первые ее обитатели – дворняжка Альфа, овчарка Чупакабра, получившая свою кличку еще щенком, так как передвигалась, как загадочный зверь, прыжками. И еще одна собачка Енот, кличка которой говорит сама за себя.

На огромной территории виднелась небольшая церквушка. А впереди, в нескольких десятках метров, остатки когда-то величественного храма Ряснянского монастыря в честь Преображения Господнего. Фундаменты и стены – это все, что осталось от былой роскоши.

А на рубеже ХІХ-ХХ столетий Свято-Димитриевский монастырь села Рясное (ныне Краснопольского района) был мощным центром не только культурной, но и хозяйственной жизни Восточной Украины.

Рясное было основано в 1670 году полковником Сумского слободского полка Андреем Герасимовичем Кондратьевым. Поселение на высоком холме, с трех сторон окруженном водой, сын основателя Сум назвал Рясным не случайно. Эта местность изобиловала природными дарами: прекрасным черноземом, густыми дубовыми лесами с дичью, ягодами и орехами. В зарослях диких яблонь и груш гудели пчелы, а в чистой речной воде во множестве водилась рыба.

В 1787-м Рясное перешло в качестве приданого одной из наследниц Кондратьева к ротмистру Дмитрию Хрущеву. Присоединив к поместью окрестные земли, гвардеец-кавалерист превратился в помещика-самодура, прославившегося жестоким обращением с крепостными. Сын же его, Константин, унаследовавший в 1840 году Рясное, стал для своих соседей образцом управления огромным имением. Не имея прямых наследников и будучи очень религиозным человеком, Константин Хрущев задумал на старости лет основать в селе монастырь – во искупление грехов своих и отца – и 14 сентября 1867 года получил императорское согласие на учреждение двухклассного мужского монастыря в честь святого великомученика Димитрия Солунского. Помещик завещал монастырю все свое состояние – 4434 десятины земли и сто тысяч рублей в кредитных билетах, и в 1869 году в селе началось строительство первых монастырских сооружений.

Своим расцветом монастырь обязан иеромонаху Святогорской Успенской пустыни Софронию. Став настоятелем, отец Софроний с усердием принялся за благоустройство храма и братских келий, построенных еще при жизни К.Хрущева, а также за окончание строительства трапезного корпуса с церковью.

25 октября 1881 года главный храм обители был освящен во имя великомученика Димитрия Солунского, а иеромонах Софроний стал игуменом. Через четыре года монастырский комплекс приобрел законченный вид.

В это время монастырь насчитывал 247 насельников (22 иеромонаха, 3 иеродиакона, схимник, 38 монахов, 177 послушников) и представлял собой целый городок.

Его территория, обрамленная беленым кирпичным забором с башенками, была застроена храмами, двухэтажными жилыми корпусами и множеством подсобных помещений. Все здания соединялись между собой тротуарами из огнеупорного клинкерного кирпича, вдоль которых росли липы, каштаны, белые акации, фруктовые деревья. В монастыре был водопровод, работала больница для мирян с десятью комнатами и аптекой, большая гостиница для паломников, различные мастерские, была богадельня для одиноких и пожилых людей, а также тяжелобольных и инвалидов. Была и своя электростанция, которая обслуживала не только монастырь, но и близлежащие села. Чтобы обеспечить монастырь водой, братия вырыла колодец глубиной 89 метров и диаметром в 3 метра. Воду вначале качали лошадьми, а позже локомобилем. В сутки выкачивали по 5 тысяч ведер. На южном склоне за стенами монастыря рос большой фруктовый сад, а в нем – пасека на 300 ульев. По всему саду были разбиты аллеи с цветами и лавочками для отдыхающих. В монастырских прудах плескалась рыба, работали фермы, молочный и кирпичный заводы, водяная и паровая мельницы, крупорушки. Большое хозяйство не только обеспечивало братию всем необходимым, но и позволяло вести обширную просветительскую и благотворительную работу. Монастырь содержал две церковно-приходские школы и учительскую семинарию, в которой обучались преимущественно дочери священников. После окончания семинарии их направляли учителями в церковноприходские школы (в 1920 году эта семинария была переведена в Ахтырку и переименована в педагогическое училище).

С 1910 года на территории монастыря стали устраивать для служащих, рабочих монастыря и жителей окрестных сел религиозно-нравственные чтения с показом картин такого же содержания, а монастырская библиотека выдавала населению книги. К Рождеству и Пасхе бедняки получали от монастыря продукты, а иногда даже деньги. С разрешения настоятеля малоимущим жителям Рясного отпускались дрова и лесоматериал для строительства. Монастырь строил церкви в соседних селах, сдавал крестьянам по доступной цене пахотную землю и сенокосы, а также давал возможность заработать. С 1888-го по 1920 год ежегодно проводился крестный ход из Великого Бобрика в Ряснянский монастырь с чудотворной иконой, которую на Петра и Павла с такой же пышностью несли назад в Великобобрицкую церковь.

Спасо-Преображенский храм, руины которого сегодня виднеются, рясняне когда-то называли «теплой церковью», так как в его подвале была калориферная печь. Монастырь имел еще два храма: соборный – в честь св. вмч. Димитрия Солунского (семикупольный) и трапезный – в честь архистратига Михаила. На колокольне было 13 колоколов, главный весил 423 пуда (6768 кг!). А в 1902 году на ней установили огромные часы (шестерни – в человеческий рост), бой которых был слышен на двадцать верст. С центром села монастырь связывала широкая пешеходная дорога с деревянным ажурным мостом через пруд.

Вспоминает 71-летний житель Рясного, бывший агроном Николай Алексеевич Пащенко:

– Ряснянский монастырь не просуществовал и сорока лет. В 1920 году он был полностью разграблен и прекратил свое существование. Игумена с его крестницей зарубила одна из банд, приехавшая грабить монастырь в Рождественскую ночь. Девушка в тот вечер принесла вечерю своему крестному. И уже за территорией храма, когда отец-игумен провожал ее, их зарубили. Монастырские земли распределили между крестьянами, а в 1922-м в монастырских зданиях поселилась одна из первых в СССР коммун – имени Ленина. Сюда от голода и бандитов бежали около сорока семей переселенцев из Оренбургской губернии. Все, что можно, они проели и пропили. Жили одними лозунгами и идеями. Коммунары разобрали на кирпичи храм Димитрия Солунского и 62-метровую колокольню, которая, к слову, была самой высокой на то время в Харьковской губернии. Разбили уникальные башенные часы. Остатки монастырской библиотеки разворовали селяне, вандализму подверглась и усыпальница Хрущева, располагавшаяся, по рассказам местных жителей, в подвале собора. Череп основателя святой обители один из коммунаров надел на палку и с дикими криками носил по территории монастыря, а кости его куда-то выбросили.

Монахи разбрелись кто куда, но трое остались на его территории и позднее работали в коммуне и колхозе.

В 1936-м в здании монастырской гостиницы открылась школа-десятилетка, игуменский корпус отдали под сортоиспытательный участок, а монашеские кельи – под квартиры для жителей Рясного. Культурный центр села переместился на территорию бывшего монастыря. В помещениях трапезной церкви разместился сельский клуб. В школе училось около 500 учеников. Это была единственная десятилетка в районе. А летом на территории монастыря работал пионерлагерь.

Позже были построены скотные дворы для птицы, свиней, коров. До 90-х годов ХХ века некоторые здания использовались для хранения зерна.

Во время войны в церкви архистратига Михаила возобновилась служба, но в феврале 43-го, по приказу председателя сельсовета, храм взорвали. Последний раз в церкви Преображения Господня служили в 1957 году, а в 1959-м храм разграбили.

В 1974 году в селе построили новую школу и современный свинооткормочный комплекс. Необходимость в монастырских помещениях постепенно отпала. Наступили 90-е – время, когда помещения монастыря, незаконно отобранные в 20-е годы, следовало бы возвратить Сумской епархии. Однако руководство КСП им. Ленина рассудило иначе. Для него монастырские строения были лишь грудой дармового кирпича. Территорию распаевали и пустили под лом, оставив на месте бывшего райского уголка заросшую сорняками пустыню.

По словам местных жителей, поводом для разборки последних сооружений монастыря стал странный пожар в руинах заброшенной теплой церкви летом 1995 года, длившийся три недели.

По-видимому, разборка зданий и продажа кирпича для тогдашнего председателя Ряснянского КСП была более приоритетной, чем сохранение духовной святыни. И это при том, что двумя годами раньше в сельсовет пришла охранная грамота, в которой говорилось, что уцелевший храм является памятником архитектуры украинского барокко и подлежит охране как историческая ценность!

Начало возрождения монашеской жизни на развалинах монастыря было положено в начале 2003 года. Здесь по благословению епископа Сумского и Ахтырского Иова в сохранившемся погребе поселился иеродиакон Варнава (Авдоньев). По его словам, он не мог найти столь чудесного и уединенного места даже на Соловках.

Рассказывает насельник монастыря иеромонах Иннокентий (Ивлев):

– Летом 2004 года по благословению епископа Сумского и Ахтырского Иова на месте разрушенного Свято-Димитриевского собора был установлен мраморный крест, а в конце 2004 года было принято решение о возрождении Ряснянского монастыря. Тогда же Александра Дорошенко и Нина Фидирко получили благословение восстановить обитель. Следует сказать, они очень много потрудились. После смерти о. Варнавы в 2005 году Александра была пострижена в инокини с именем Тамара.

При активной помощи руководителя сельхозпредприятия «Ряснянское» Юрия Викторовича Цаплиенко на месте бывшей водокачки появилась церквушка с кельями, территорию монастыря более или менее привели в порядок, провели электричество, поставили металлическую арку-ворота. Однако женской обителью Димитриевский монастырь не стал. На данный момент это место имеет официальный статус – Димитриевский скит Свято-Николаевского архиерейского монастырского подворья. В скиту я в качестве насельника с 2014 года. Кроме меня, здесь проживает несколько трудников.

– Что за эти несколько лет вам удалось сделать в монастыре?

– За это время нам удалось по новой подключить электричество (когда я поселился, оно было отключено). Пробили скважину, подвели воду к зданию. До этого ее носили из села. Купили бойлер и водонакопительные баки. Планируем устроить душевую. Из-за сырости в стенах бывшей водокачки разросся грибок. Поэтому пришлось оббивать штукатурку и по новой делать ремонт в храме. Частично построили конюшню. Завели хозяйство. Есть козы, пару овечек, десятка три кур.

– Кто вам помогает?

– С финансами сейчас очень тяжело, как и у всех. Что-то зарабатываю с продажи рукоделия, вяжу четки. Собираем, как говорится, с миру по нитке. Помогают родственники, кумовья, друзья, духовные чада. Многое делается руками трудников, которые время от времени приезжают к нам со всей страны, в том числе и с Западной Украины. Больше полутора лет проживал у нас канадец итальянского происхождения, который приехал в Украину делать бизнес. Сейчас он трудится в Миропольском монастыре. Длительное время находится у нас и трудник Георгий, который готовит еду для нашей братии (в миру он был поваром, работал даже за границей). Сажаем огород, ловим рыбу. Потихоньку обустраиваемся. Работы у нас здесь много, рук не хватает. Но делаем что можем. Стараемся максимально использовать светлое время суток для труда, а для служб и молитв – вечернее и ночное. Конечно, далеко не всегда у нас получается соблюсти распорядок. Ведь из священнослужителей и монашествующей братии я здесь сейчас один. Поэтому сказывается и усталость, и болезни. Есть люди, которые приезжают, чтобы помочь, потрудиться в деле возрождения обители. Но не многие из них могут петь на службе или читать. Среди трудников есть и те, кто хотел бы в будущем принять монашеский постриг и подвизаться здесь уже в качестве таких же насельников, как и я. Есть среди приезжающих и люди, страдающие от разного рода зависимостей (алкоголь, никотин, наркотики). У кого-то получается избавиться от пагубной привычки или хотя бы начать бороться с ней, у кого-то нет. Бывали случаи, когда они понабирают в долг в местных магазинах или самогонных точках зелья, а мне потом приходится краснеть за них. Конечно, я даже не дерзаю ставить перед собой цель по организации некоего реабилитационного центра. Все, что я могу, – это постараться показать, что жить можно иначе.

– Где освоили технику плетения четок?

– Приходилось все постигать самому. Еще когда я был прихожанином Ильинской церкви в Сумах в 90-е годы прошлого столетия, один из батюшек разобрал свои четки, которые ему подарили, чтобы посмотреть, как они сделаны. Вот с этих пор я и начал интересоваться плетением четок. Кое-что показала покойная схимонахиня Евстолия – духовное чадо глинских старцев. Однажды мы приехали к ней в Глухов и как-то поинтересовались техникой изготовления четок. Сама она их никогда не делала, а вот как разбрасывать на пальцах, для быстроты плетения, примерно вспомнила. Ну, а всему остальному приходилось учиться самому.

Монастырь обязательно возродится, нужно только верить и уповать на милость Божию. Вот и жители Рясного по мере сил стараются принимать участие. И желающие приехать потрудиться, приложить собственные руки есть. К сожалению, у нас пока нет такого количества келий и просто жилых помещении, чтобы принимать всех желающих. Поэтому всегда прошу желающих потрудиться согласовывать приезд заранее по телефону. На основе личного опыта скажу, что молитвами святого Димитрия Господь устраивает все наилучшим образом.

Владимир Старосельский

P.S. Контактный тел. 068-903-89-61, иеромонах Иннокентий.

Источник: shans.com.ua
Поділитися в соціальних мережах