Выпускница Александровской гимназии: “Мы защищаем честь Украины, а нас называют средой антиукраинства”

29 марта Сумской горсовет принял решение об обязательном преподавании базовых дисциплин в сумских школах на украинском языке. По сути, оно касалось всего трех русскоязычных учебных заведений Сум – 30-й школы, Александровской гимназии и 18-й школы – и в большей степени носило политический характер, нежели было вызвано жизненной необходимостью и здравым смыслом.

Это же подтвердил и юридический вывод, который дало на спорный проект решения правовое управление горсовета. По мнению его специалистов, такой вопрос необходимо принимать после обсуждения с родителями учащихся русскоязычных школ, не забывая о защите регионального языка и языков меньшинств, подкрепленной Конституцией Украины. Но депутатов больше интересовал не закон, а политические дивиденды. Напрасно депутат Ирина Рыбальченко пыталась напомнить сумским «народным» избранникам о толерантности, взаимоуважении и соблюдении гарантированных законом прав: «Какой пример мы подаем своим детям, принимая решение, которое противоречит нормам действующего законодательства, а также унижает честь и достоинство национальных меньшинств на территории Сум? Мы любим украинский язык, и не нужно делить сумчан на хороших и плохих, украинцев и неукраинцев – по национальному или другому признаку. Мы должны уважать право выбора каждого ребенка и его родителей. Эта инициатива явно ведет к дестабилизации и столкновению людей…» Оказалась ли она права? Действительно ли сегодня администрации школ, педколлективы, ученики и их родители оказались в сложной ситуации? Об этом нам рассказали представители группы активных родителей учеников школ №30, №18 и Александровской гимназии Максим Сафронов и Александр Ротт.

– За последний месяц руководители школ организовали консультации с родителями. Родители учеников еще раз написали заявления на имя директора о том, какой язык обучения они выбирают для своего ребенка, – рассказывает Александр Ротт. – Естественно, без конфликтов не обходится. Многие родители учеников 30-й школы отдавали ребенка в класс под конкретного учителя. Ведь именно от первой учительницы зачастую зависит и любовь ребенка к учебе, и успеваемость. Конечно, они держатся за такого учителя. И вдруг учитель переходит в украинский класс, значит, за ним потянется и часть родителей. То есть переформатирование классов неизбежно. Но это же стресс для детей, которые едва успели привыкнуть к своему коллективу! Ведь речь идет об учениках младшей школы!

– У меня двое детей учатся в 18-й школе, один в первом классе, другой в третьем, – рассказывает Максим Сафронов. – Мы в начале обучения написали заявления о том, чтобы учиться на русском языке. Теперь началась процедура уточнения, кто все-таки хочет учиться на украинском. Мне известно, что в среднем по школе заявления об изменении языка обучения написали 18% родителей. То есть, если в классе 25 учеников, то на украинском хотят учиться пять. С потока, где учатся 4 класса, это 25-28 человек – то есть один класс. Но на этот класс нужен классный руководитель. В нашем классе на украинском языке хотели учиться 5 человек – до того, как нам объявили, что именно у нас забирают учительницу, чтобы она преподавала в украинском классе. Она великолепный преподаватель, пользуется безусловным авторитетом у детей – конечно, многие родители хотят, чтобы дети продолжали заниматься у нее. Но переводить своих детей в новый класс – это стресс. Ведь отношения внутри класса – это часть учебного процесса, и очень важная, она влияет на способность детей учиться.

Сейчас определенные отношения уже выстроены, никто не хочет их ломать. Поэтому те родители, которые хотят изменить язык обучения, начали агитировать остальных, чтобы сделать украинским именно наш класс – а уже те, кто не хочет учиться на украинском языке, пусть из него уходят в другие классы. Предложение просто отстаивать свою учительницу, чтобы в украинский класс поставили другого классного руководителя, отклика не нашло. Плюс во всех классах говорят, что дети, которые учатся на русском, все равно должны будут сдавать срез знаний и ВНО на украинском. Хотя это неправда и откровенная манипуляция, ведь по желанию эти тесты они могут сдавать на языке национального меньшинства. Но родители об этом не знают…

Проблема не в том, что горсовет принял незаконное решение, а в том, что оно принимается без учета интересов детей. Ломаются коллективы, детям придется посреди учебного процесса привыкать к новым терминам, что неизбежно отразится на успеваемости, родители ссорятся между собой – и это тоже неизбежно отражается на детях. Учеников, желающих обучаться на русском, и их родителей начинают чуть ли не травить. Ради чего? Ученики нашей школы два года подряд занимают призовые места на конкурсах по изучению украинского языка. То есть, хотя наша школа русскоязычная, дети знают украинский лучше, чем те, кто учится в украиноязычных школах.

Изучение обоих языков помогает лучшему восприятию украинского. Более того, 18-я школа – это школа национальных меньшинств. У нас учатся не только дети русских по национальности, но и татары, азербайджанцы, греки и др. Русский для них – универсальный язык межнационального общения. Они изучают украинский на уроках, но не могут с первого класса учиться на нем. Нынешнее же решение ставит под вопрос саму возможность преподавания на русском, ведь на родителей давят, чтобы заставить их выбрать другой язык обучения, используются откровенные манипуляции. Например, если в школе два десятых класса – математический и так называемый класс технологий, то математический будет с украинским языком преподавания. Родителей просто лишают альтернативы, возможности получить знания в специализированном классе, не меняя язык обучения.

Единственная школа, в которой давление на родителей не оказывается, – Александровская гимназия. В ней классы будут формироваться исходя из заявлений при поступлении. Но дети-то будут приходить после начальной школы на украинском языке – и вполне вероятно, что и здесь украиноязычные классы со временем вытеснят русские. Мы идем к тому, что через несколько лет в Сумах просто не останется возможности реализовать свое право выбрать язык обучения. Родители же разобщены и подавлены.

Мы обращались в прокуратуру с заявлением, в котором просили оценить законность принятого решения, но нам объяснили, что прокуратура уже не выполняет функцию надзора за органами местного самоуправления, и теперь оспорить незаконное решение можно только в судебном порядке. Мы распространили в школах подписные листы на имя мэра, глав фракций горсовета, омбудсмена, начальников управлений образования города и области, губернатора и руководителя облсовета за отмену незаконного решения, но процесс их подписания блокируется администрацией школ, на собраниях родителям не говорят о возможности выразить свою позицию таким образом. В итоге родители, которые хотят, чтобы их дети учились на русском, считают, что их остались единицы, – и остерегаются выступать против большинства. Но это не так. И возможность объединиться и вместе отстаивать свои права у них есть.

Мы подали иск о признании противоправным и отмене решения Сумского горсовета №1850-МР, которое противоречит Конституции Украины и действующему законодательству. Надеемся, что хотя бы суд остался на страже закона и поможет нам восстановить наши права.

Когда только было принято решение, представители горуправления образования заявляли, что надо бы спросить у детей – на каком языке хотят учиться они. Потому мы решили процитировать мнение одной из выпускниц Александровской гимназии – Александры Евдокимовой, которое она опубликовала в соцсети:

«За 874 км от здания на Троицкой, 3, получаю почему-то целый ряд грустных известий из родного Хогвартса. Настроение отчаяния передается и выпускникам на сумасшедшее расстояние: наверное, так нас воспитали в Александровской…

Еще в 6-м классе, будучи несформировавшимся гусенком в очках, я начала питать страсть к литературе. Спустя 6 лет у меня в голове – рассказ о мальчике с пряником под названием «Конь с розовой гривой». А Распутинские «Уроки французского» я вообще считаю одним из тех произведений, которые сформировали мое мировосприятие. И да, я с наслаждением выучила «Бородино» от корки до корки в том возрасте. И тогда же была моя первая публикация в газете: стихотворение, посвященное Чехову. Обстоятельства сложились так, что именно тот учитель, который прививал и развивал мои чувства к литературе, стал моим классным руководителем на следующий год. До этого самого дня я могу позвонить Ольге Ивановне Гавриловой в любой день и проговорить с ней час. Маленький сильный человек с огромным-огромным сердцем, которого, не скрывая, обожали все ученики и все родители… Я ни капли не мучилась во время подготовки к ВНО по украинскому языку, пока другие с трудностью зубрили художественные средства и тропы. Я встретила в университете друга, и одной из первых наших тем стали именно русские классики; с ним я могла обсудить «Дворянское гнездо» и Достоевского.

Мы все прекрасно сдаем ВНО. Мы поступаем в украинские вузы. У нас в школе проводится отдельная вечеринка Ukrainian Party, которую обожают уже который раз приезжающие к нам по обмену группы учеников из Турции. У нас есть День вышиванки, День соборности. Мы защищаем честь именно УКРАИНЫ на соревнованиях разного уровня. А нас называют средой АНТИУКРАИНСТВА.

К чему я это все. Страну я свою очень и очень люблю. Я сделала осознанный выбор и учусь в городе – самом мощном очаге украинской культуры. За весь первый курс у меня не возникло ни единой проблемы, жодної перешкоди для того, аби розмовляти чистою українською мовою. Мені навіть робили компліменти з приводу того, що надто гарна вимова, як для людини з північного сходу. Я ни разу не психовала, затрудняясь перейти на семинарах на украинский. И вообще никогда не задумывалась, что училась в русскоязычной школе. Лишь гордилась тем, что знаю еще один язык на высоком уровне, что знакома столь близко с русской литературой, которая на самом деле ОГРОМНАЯ доля мировой. Я даже теперь ищу материал на семинары в российских учебниках, дабы как-то повысить свой уровень, и нет, не боюсь быть заклеванной за эту фразу однокурсниками или съеденной бандеровцами. Я каждый день иду домой/еду в трамвае и описываю маме день на русском и еще ни разу не встретила пренебрежительного взгляда в свою сторону. Когда я ездила на всемирную олимпиаду по географии, задания переводились для 3 стран СНГ на русский язык, и пока мои коллеги из Карпатского региона включались в смысл, я уже прорабатывала тесты.

Скажите, а в Сумах правда все ТАК хорошо, что школу с одними из лучших показателей в области по олимпиадам и экзаменам (в том числе, международным, как FCE by Cambridge) нужно давить? Проблем других нет? Вы это называете патриотизмом?! Во Львове, в котором я сейчас учусь, есть 5 русскоязычных школ. А в областном центре пограничной (!) области есть 2 – и те лишние? Чем плохо, что мы знакомимся с двумя культурами сразу? Чехов не оккупировал Донбасс. И Лермонтов Крым не отбирал. А теперь что – читать «Письмо к женщине» в переводе? Если вообще читать…

Норвежцы, нидерландцы, датчане любят свои страны, потому что для них там жизнь делают как можно лучше. А у нас начинают с обратного процесса. Родители нынешних александровцев, которым предстоит голосование. Если вы это читаете, сделайте правильный выбор. Они прикладывают все свои усилия, дабы уничтожить самобытность Александровской гимназии. Из по правде роскошного учебного заведения делают обычную среднюю школу, искореняя все изюминки. Я слышала много отзывов а-ля «мне все равно, пускай все идет своим чередом». Нельзя так. Будьте сознательными. Иначе зачем вы выбирали именно Александровскую? Мы, выпускники разных годов, рвем и мечем. Посмотрите на резонанс, который вызвала вся эта суета. Нам больно от того, что мы уже ничего не можем сделать. Что мы не там. А наша Альма Матер переживает такие времена. Мне не хочется слушать мою Ольгу Ивановну такой поникшей. Уничтожается дело всей ее жизни, все плоды».

Это мнение нашей, сумской молодежи. Возможно, до наших «народных» избранников дойдет хоть так?!

Богдана Александрова, Иван Демидов

Источник: http://www.shans.com.ua/

 

Поділитися в соціальних мережах