Как КП «Электроавтотранс» учит водителей и чем это грозит пассажирам

«Если бы нормально учили, я бы научился», – говорит ученик первой группы по подготовке водителей Олег Нестеренко. При этом на транспортном предприятии заявляют: «Нам должны сказать спасибо, что такой водитель не получил допуска к самостоятельной работе с пассажирами».

Тогда возникает вопрос: зачем тратились деньги на его обучение? Но в КП «Электроавтотранс» утверждают: отсеять людей, непригодных к этой профессии, изначально невозможно, т.к. выясняется это на последнем этапе – во время стажировки с пассажирами. Поскольку речь идет о безопасности сумчан и расходах коммунального предприятия, требующего постоянной бюджетной подпитки, мы решили подробней вникнуть в эту тему. Тем более что сейчас проходит обучение вторая группа, которая выедет на пассажирскую стажировку в сентябре, когда поток пассажиров резко увеличивается. А в октябре водители-новички должны приступить к самостоятельной работе.

О.Нестеренко: «Полный беспредел!»

Обратившийся в нашу редакцию бывший работник КП «Электроавтотранс» Олег Нестеренко сообщил о недопустимых, по его мнению, нарушениях при подготовке водителей, унижениях и «наездах», из-за которых он не смог стать водителем троллейбуса и вынужден был уволиться. Чтобы ответить на наш запрос, в КП «Электроавтотранс» созвали собрание в актовом зале, куда пригласили нашего корреспондента и Олега Нестеренко. Присутствовали все упомянутые в обращении Олега должностные лица во главе с директором Виталием Однорогом, ученики двух групп подготовки водителей. Работала съемочная группа телеканала «Видикон». Вот такая реакция на журналистский запрос!

Как рассказал О.Нестеренко, пройдя в Центре занятости профотбор, в июне 2016 года он пришел на курсы водителей в КП «Электроавтотранс».

– Было наглое вранье о том, что 100-процентно вы будете трудоустроены после успешного окончания курсов водителей троллейбуса третьего класса, – отметил он.

– Успешного окончания! – уточнили из зала.

– У меня успешное окончание, – продолжал О.Нестеренко. – 13 декабря была здесь показуха: 15 человек были набраны буквально перед самым открытием, было торжественное перерезание ленточки. Мэр города и директор предприятия рассказывали сказки о 100-процентном трудоустройстве, обещая зарплату 5-6 тыс. грн. Дальше 26 числа началась, так сказать, учеба. Учеба велась на безобразном уровне. Два человека, видя этот бардак, сразу же ушли. Осталось 13 человек.

По мнению О.Нестеренко, на высоком уровне преподавалось только устройство троллейбуса, все остальные дисциплины читались «наплевательским образом».

– Наконечная Татьяна Николаевна, которая вела у нас правила дорожного движения, – яркий показатель. За этого «преподавателя» в начале учебы я составлял планы-конспекты уроков, т.к. она лично попросила и честно призналась, что о преподавании не имеет ни малейшего представления. На водительские права с первого раза сдало всего четыре человека. Преподавателю надо ставить два балла.

Проводилось 2-3-5 занятий, никакие 62-50 часов не вычитывались (показывает свои конспекты с записями на первых двух страницах. – Ред.). Юрист вместо транспортного права рассказывал о развитии общества. Проходило два-три урока, Савченко Елена Ивановна где-то что-то из интернета вытащила – вот пишите контрольную работу. Я говорю: «Извините, если предусмотрено 50 часов, Вы должны полностью все рассказать и объяснить». «Ничего не знаю, все берите из Интернета, скачивайте – отвечайте». Все! Никулина Ольга Станиславовна инструкции читала. На занятиях допускала нецензурные выражения. (В зале раздался смех. – Ред.). Мне, к примеру, было неприятно. Мне 53 года. На каком основании мат-перемат? Пыталась меня оскорбить в присутствии наставника и однокурсников – получила достойный отпор!

Примерно через две недели после начала учебы я подошел к Савченко Елене Ивановне, т.к. у меня был единственный вопрос – возможность трудоустройства, и спросил: сколько человек будет трудоустроено? Мне сказали 7-8 человек, т.к. транспорта тогда было именно на такое количество. Все остальные непонятно зачем учились. Я не пропустил ни единого занятия.

Савченко Елена Ивановна в апреле-мае рисовала фальшивые расписания занятий, которых не было – по 7-8 уроков. Как мы могли обучаться, если в это время осваивали вождение троллейбуса? Около двух месяцев рисовали занятия. За них люди получали деньги?

Дальше О.Нестеренко рассказывает о своей практике с пассажирами.

– Получив водительское удостоверение, возвращаюсь в депо на стажировку. Если я не нужен, так и скажите. Я трудовую книжку не оставлял бы. Скажите прямо: набрали 7-8 человек, иди гуляй! Дают мне наставницу Трищенко. Подхожу к ней – никакой реакции: 100 лет ты тут нужен. Я стараюсь, начинается крик: непонятно, чему вас учили, не умеете эксплуатировать троллейбус! Прессинг продолжается три дня. Были оскорбления, угрозы, что другая наставница со мной быстро разберется, и мат-перемат. Я не возмущался. Насколько я понимаю, было дано указание довести человека до белого каления, объявить скандалистом, чтобы он ушел. Так оно и делалось. Чем больше народа в троллейбусе, тем она больше орет. Уже пассажиры начинают возмущаться. Пассажиры даже приходили в депо жаловаться: зачем издеваться над человеком?

Велась организованная травля. Я на глициседе и валидоле продержался. Потом сказал: извините, если травля продолжится, я буду обращаться в прокуратуру. Мне дают следующего наставника – Багирова, который молчит, но всем своим видом показывает: скорей бы ты отсюда ушел!

Была нарисована куча нарушений. Да, нарушения были, как и у других стажеров – тех, кто сейчас работает. Но почему-то у меня список самый длинный – чтобы добивать, так уж добивать.

Одно дело, если бы у меня стояло два балла, но в свидетельстве стоит «добре», «добре», «добре». Получается, что вы врете сами себе. Надо было человека убрать – вы это сделали. Я три года на флоте служил, видел «годковщину», когда издеваются по-садистки, но что тут творится!.. Полный беспредел!

КП «Элетроавтотранс»: «Сидеть за кого-то мы не хотим»

Как отметил директор КП «Электроавтотранс» Виталий Однорог, к стажеру О.Нестеренко была масса замечаний.

– Я к нему подошел и сказал: «Вы собираетесь у нас работать. Троллейбус – это не велосипед, это 12,5 метра и 100 человек максимальная загрузка. Надо быть очень аккуратным. До сих пор я говорю нашим ученикам, которые отработали уже год: не будьте уверены, всю жизнь надо учиться ездить аккуратно. Какой был ответ? «Если я кого-то задавлю, это не ваши проблемы»!

– Это наглое вранье! – утверждает О.Нестеренко.

– Сегодня нашему предприятию не хватает 35 водителей. И то, что я якобы говорила: «Нужно только 7 человек, а остальные на фиг пойдут» – извините, такого не было. Я говорила о том, что если с этой группы хотя бы 5-7-8 человек останется на предприятии, это будет плюс, мы будем довольны этим результатом, – объясняет инженер по подготовке кадров Елена Савченко и уточняет ситуацию с расписанием. – Полтора месяца была производственная практика (вождение без пассажиров), и учеба в этот период не предусмотрена. Индивидуальное обучение вождению происходит в период учебного процесса, что обусловлено нашим учебным планом и стандартом Минобразования.

В первой группе сначала было 15 человек. Был у нас водитель маршрутки, который думал, что сможет и работать и учиться. Но поскольку у нас дневное обучение, уволился. Один мальчик не пришел с самого начала – передумал. Осталось 13 человек. Мы готовы были всех трудоустроить. Если в штатном расписании у нас 7 единиц – это не означает, что только 7 единиц. Дополнительно включаем в штатное расписание сколько надо. Мы будем учить, пока не закроем потребность. Для новых водителей будут вводиться в штат должности.

По данным Елены Савченко, из первой группы на предприятии работают девять человек. Все они присутствовали в зале. На вопрос об обещанной зарплате продемонстрировали «корешок» – 6468 грн. Объяснили, что это заработок водителя самого низшего, третьего, класса, недоездившего в этом месяце 24 часа.

– КП «Электроавтотранс» – это предприятие и тут же учебное учреждение. Мы обучаем для себя и трудоустраиваем. В нашем учебном центре получают специальность «водитель третьего класса». Это уже их обязанность сдать экзамены в ГАИ (сервисном центре МВД. – Ред.) и вернуться к нам на работу. После зачисления на работу определяют 140 часов стажировки с наставником и пассажирами. К концу стажировки специалисты предприятия решают, может человек самостоятельно водить троллейбус с пассажирами или нет. Сидеть за кого-то мы не хотим – ни директор, ни преподаватели, ни наставники.

Начальник отдела безопасности движения Татьяна Наконечная, преподававшая ПДД, считает нормальным, когда только четыре ученика сдали экзамен на права с первого раза, а о количестве ДТП с участием водителей-новичков отвечает уклончиво: мол, «ДТП есть, но это может случиться с любым водителем, независимо от стажа».

– В основном с первого раза сдает 30 процентов группы в автошколе. У нас из 12 сдало четыре – 40%. А на следующей неделе сдали все, кроме двоих, – говорит она. – Когда О.Нестеренко с шестого раза сдал и, получив водительское удостоверение, пришел к нам, мы его направили на стажировку к водителю первого класса Трищенко Елене Григорьевне, знающей все типы имеющихся у нас троллейбусов, технически грамотному специалисту.

Мы всегда интересуемся у наставников, как проходит стажировка. Я же все-таки отвечаю за безопасность движения. Я выезжаю на ДТП. Все это на мне. Ходим мы на суды. Простите, чего мне ходить по судам?! Мы же видим, как кто ездит на учебной стажировке. И Елена Григорьевна сказала: я переживаю за свою жизнь, у меня есть ребенок, я не хочу сидеть в тюрьме. У меня есть ее докладная записка, где она описывает, какие допущены ошибки. И в конце: «Допуск к самостоятельной работе по перевозке пассажиров может привести к нежелательным последствиям – авариям, несчастным случаям… Дальнейшая стажировка по этой профессии нецелесообразна».

О.Нестеренко сказал, что она очень эмоциональная, громко разговаривает, по его желанию, мы поставили его к водителю-наставнику Багирову, это спокойный человек. Но при каждой встрече он говорил: «Когда вы от меня его заберете? У меня не хватает нервов и сил». Он и зеркало сбил маршрутчику, и притерся к бордюру… Сколько таких случаев было. Просто у водителей не выдерживают нервы. Но мы уже слезно просили: пусть он выездит все эти 140 часов. Другие водители – они ведь тоже ездят в троллейбусе как пассажиры – приходят и говорят: кого вы берете? Было очень много замечаний. Есть докладные ревизора по безопасности движения. Было столько замечаний, что не помещались в путевой лист, он замечания писал в докладных.

Проводилась контрольно-показательная поездка. Был составлен приказ о создании временной комиссии в составе пяти человек по проверке навыков управления пассажирским троллейбусом именно по водителю Нестеренко. И мы комиссионно выехали. Первый раз 8 августа, это был 110-ый час стажировки. Комиссия с пассажирами сидела в салоне, я стояла возле кабины и смотрела, включает ли он поворот, смотрит ли по зеркалам, смотрит ли на контрольные лампочки – делает ли все, что положено, согласно должностной инструкции водителя троллейбуса. Я наблюдала. Я его не отвлекала. Сели здесь (возле АТБ) и проехали рейс – до «Центролита» по маршруту №7 и вернулись назад. В итоге 37 замечаний. Как проходились стрелки, какие были тормоза, как пассажиры летели на Макдональдсе, когда он тормозил (одна пассажирка даже рукой ударилась). Я тогда не сдержалась, закричала, потому что поняла, что сейчас будет ДТП. Потом мы решили дать ему еще оставшиеся 30 часов и проверить его в последний день стажировки. Той же комиссией проверили, замечаний было 19. Мы пригласили его на квалифкомиссию, задавались вопросы (как он сказал, «филькина грамота»). Мы ему зачитали акты, довели до его сведения, какие были замечания и комиссионно сделали вывод: мы его не допускаем к самостоятельной работе.

Татьяна Наконечная объяснила, что на каждого водителя-ученика заведены папки. В других папках таких докладных нет.

– Все ясно и понятно – им просто надо было убрать человека, – комментирует О.Нестеренко, считая замечания придирками. – По отношению было заметно, кого собираются оставить, а кого собираются вышвырнуть.

Как отметила водитель-наставник Елена Трищенко, у О.Нестеренко феноменальная зрительная память, которая ему и мешает.

– Человек за доли секунды может сфотографировать все до мелочей. Но у нас дорожная обстановка меняется ежесекундно. У пилота есть 20-30 секунд, у водителя троллейбуса счет идет на сотые доли секунды. Олег Алексеевич первый раз проехал данный участок идеально. Проблема возникает, когда мы проезжаем второй раз. Он не считывает информацию с двух зеркал одновременно, не чувствует машину… Почему проходит производственная практика во время начитки? Выучили пневматику, электрооборудование и во время практики мы им объясняем: вот это застучало то-то, почувствуйте, как работает это. Дается это до выезда с пассажирами. У Нестеренко этого нет. Он не может с этим смириться и начинается паника.

– Особенно, когда вы орете. На каком основании вы меня прессовали?! На каком основании вы меня оскорбляли?! – допытывается О.Нестеренко.

Е.Трищенко так объяснила момент, когда пассажиры жаловались на крик в кабине:

– Критическая ситуация. У нас очень узкая дорога – ул.Кооперативная, выезд на набережную возле АТБ – двухстороннее движение. Мы идем на отрыв от контактной сети, и мы летим в опору. А салон битком набитый пассажирами. Я резко кричу. Что делают люди в салоне? Они хватаются за поручни. Правильно? Это доля секунды. Я выруливаю, и мы нормально вписываемся. Это единственный случай, когда я крикнула.

– Три дня был конкретный прессинг. Еду медленно. Почему медленно? Еду быстро. Почему быстро? Я постоянно находился под конкретным давлением, – говорит О.Нестеренко. – Если бы вы не были моим наставником, я бы работал.

– Для него главное устроиться на работу, а для меня – чтобы пассажиры вышли из троллейбуса живыми, – объясняет Е.Трищенко. – Сейчас у меня четыре стажера из второго набора на производственной практике. Пусть скажут, как я их учу.

О качестве отбора и цене вопроса

После вердикта председателя профсоюза КП «Электроавтотранс» Раисы Ващенко, что у О.Нестеренко нет таланта к этой профессии (мол, «ему не дано»), подходим к логическому вопросу: рационально ли тратить ресурсы на учебу того, кому «не дано»? Плюс подвергать опасности пассажиров, которые рискуют заплатить здоровьем, а может, и жизнью за такое обучение? Ведь данные претендента можно проверить на старте и не морочить голову полгода ни себе, ни ему. Есть тесты, психологи, возможно, компьютерные программы, тренажеры… Однако такие доводы профессионалы предприятия зафукали как дилетантские: мол, в какой стране вы живете?! Это невозможно, пока человек не сядет за руль!

– Эта группа пришла после собеседования в Центре занятости, – подчеркивает начальник отдела кадров Ольга Корж.

По данным Елены Савченко, на обучение одного курсанта предприятие потратило свыше 16 тыс. грн.

– У нас частично идет финансирование за бюджетные деньги, но мы коммерческое предприятие, которое зарабатывает деньги. Первая группа училась за деньги предприятия, – объяснила О.Корж. – Они все были приняты учеником водителя троллейбуса учебного центра. Им платили ежемесячно зарплату, доведенную до минимальной. Их уволили, выплатили компенсацию за неиспользованный отпуск. После того, как они получили удостоверение водителя троллейбуса, они пришли трудоустраиваться. Всех приняли в то время, когда они пришли, на одинаковых условиях, с установленным окладом, и на одинаковых условиях они здесь работали и проходили стажировку. После 140-а часов стажировки собиралась квалифкомиссия, всех опрашивала, водители-наставники давали свои рекомендации. Только после этого мы решали вопрос о допуске к самостоятельной работе. На всех издавались приказы. Только по О.Нестеренко комиссия пришла к выводу, что он не может самостоятельно перевозить пассажиров.

При этом О.Корж отвергает обвинения в предвзятости:

– Предприятие шесть месяцев потратило, кучу усилий, денег, времени и нервов для того, чтобы в конце концов Нестеренко уволить, потому что он нам неугоден? Как вы считаете?!

Второй набор. Обвинения не признали, но выводы сделали

Начальник учебного центра Ольга Никулина призналась:

– После того как получился такой сыр-бор с Нестеренко, мы очень долго готовились к следующей группе. У второй группы был дополнительный отбор, мы сделали профессиональные тесты. Но до этого мы очень много общались с работниками правоохранительных органов, людьми из департамента, лично я ездила в автошколы. Нужно было, чтобы следующая группа не попала в такой просак. Мы должны как-то отбирать. Люди, проработавшие всю жизнь, которые сейчас принимают экзамены в полиции, сказали: конечный результат вы не увидите, какие бы тесты ни ввели. Мы все сделали, чтобы вторая группа была лучше. Ни один человек не принят без тестов. Есть люди, которые не прошли наши тесты. Они точно так же в Центре занятости тестировались. Как первой группе, так и второй я говорила: не все станут водителями. Мы не можем сказать, кто будет водителем в конце.

Во вторую группу у нас было 26 заявлений. Потом были тесты. Комиссионно они проверялись, обсуждались, мы разговаривали с претендентами. Мы хотели оценить людей, которых берем на работу. После тестов осталось 15 человек. У кого-то с документами что-то не сложилось, кто-то отказался сам. Сейчас учится 12. На пассажирскую стажировку они выедут в сентябре. Если все будет благополучно, в октябре они уже будут работать самостоятельно.

По данным КП»Электроавтотранс», 10 человек второй группы учатся за средства Центра занятости и два – работники предприятия.

После собрания к нашему корреспонденту подошел ученик второй группы Руслан Поляченко, чтобы замолвить слово о своем наставнике:

– Я участник боевых действий в АТО. Когда нас там готовили, к нам относились строго и жестко. Потом мы звонили и говорили спасибо. Здесь тоже нелегкая обстановка: ты за рулем троллейбуса, сзади пассажиры, вокруг участники дорожного движения: дети, бабушки, дедушки, мамы, папы… Все очень серьезно. Нас же выпускают не просто куда-то погулять. Меня сейчас инструктирует Елена Григорьевна Трищенко. Я считаю, что она профессиональный, квалифицированный инструктор. Если она что-то и скажет жестко, понимаешь, что так надо. Сколько мы уже проездили, я заметил: все, что она говорит, идет в плюс.

Примечательно: ученики второй группы смеялись, когда О.Нестеренко говорил о недостатках своего обучения. Хочется верить, что у них такого нет, их учат качественно и на сей раз все обойдется без скандала. Однако пассажирам и другим участникам движения все-таки следует понимать: когда за рулем троллейбуса стажер, не исключены неожиданности.

К сведению:

Идите в суд

нция: «Установление обстоятельств увольнения работника после фактического прекращения действия трудового договора, привлечение к ответственности за личные оскорбления выходит за рамки полномочий управления Гоструда в Сумской области. Только суд выясняет, при каких обстоятельствах было написано заявление об увольнении».

В связи с этим возникает вопрос: зачем же прокуратура направляла обращение именно туда, тем более эта инстанция уже трижды отвечала, что это не ее компетенция?

Секретариат уполномоченного Верховной Рады по правам человека в ответ на заявление о психологическом давлении, унижении чести и достоинства и других личных прав тоже советует обращаться в суд с иском о защите достоинства и чести, т.к. «другого порядка в законодательстве не предусмотрено».

Источник: dancor.sumy.ua

Поділитися в соціальних мережах