Из 77 воспитанников Сумского детского дома 17 – инвалиды

Сумской областной специализированный дом ребенка находится на окраине Сум – на ул. Герасима Кондратьева, 158, в стороне от проезжей части. С виду его можно принять за обычный детский сад – тот же невысокий заборчик, ухоженные дорожки, яркие площадки с домиками, качелями, горками и песочницами.

Только вот детство здесь имеет специфический привкус. Надо отметить, что СОСДР – единственный в области, и сюда привозят детей со всех уголков Сумщины. У учреждения – статус лечебного, поэтому заведует им главный врач Галина Литвиненко. Дом ребенка подчинен МЗ Украины и занимается медико-социальной защитой детей-сирот, детей-инвалидов и детей, оставшихся без родительской опеки. Здесь живут малыши от рождения до четырех с половиной лет. Не так давно добавили еще 15 коек для мальчиков и девочек из семей, оказавшихся в трудных условиях. Время пребывания такой категории подопечных – от 21 дня до 3 месяцев.

Детдома закрыть, а малышей – отдать в семьи

Дом ребенка существует с 1943 года. По словам Галины Литвиненко, сегодня идет речь о деинституализации интернатных учреждений и устройстве детей в семейные формы воспитания (усыновление, опека, приемные семьи, детские дома семейного типа). Согласно этой программе, крупных казенных учреждений, где воспитываются более 50 подопечных, в Украине не будет. Региональная комиссия должна изучить историю каждого ребенка и найти для него семью. С 2019 года будет наложен мораторий на помещение в дома ребенка малышей возрастом до 1 года. Отказничкам сразу же будут находить родителей. Поиском кандидатов займутся социальные службы. А дома ребенка трансформируются в центры паллиативной и реабилитационной помощи. «Но сегодня мы пока еще в старом статусе – работаем как дом ребенка, – говорит Г. Литвиненко. – А что будет завтра – посмотрим».

Детский конвейер

За 9 месяцев нынешнего года через СОСДР прошло более 150 детей. Поступило 77, выбыло – столько же. Одних привозят, других забирают. Поступают малыши из роддомов, неблагополучных семей, а также – из оказавшихся в трудных жизненных обстоятельствах. Биологических сирот, когда родители умирают, здесь было лишь двое. Однажды в дом ребенка поступили брат и сестра после смерти мамы с папой. Мальчик страдал туберкулезом, а у девочки была расщелина в губе (заячья губа). Впоследствии детей забрали в приемную семью. В основном же, как рассказала Г. Литвиненко, у них воспитываются социальные сироты, то есть сироты при живых родителях. Есть такие, что оказались здесь временно, по заявлению родителей, пока они лечатся, находятся под следствием либо же речь идет об одиноких матерях, имеющих проблемы с жильем. Сейчас такая тенденция: в родильных отделениях деток оставляют уже меньше, однако стало намного больше малышей, изъятых из семей, где их жизнь в опасности. Это категория младенцев до 1 года.

Забирают же детей в разные семейные формы воспитания (ДДСТ, приемные семьи, усыновление). Несколько подопечных покинули Дом ребенка, отправившись в реабилитационные центры на воссоединение семей. Это случаи, когда родители проходят реабилитацию, избавляясь от разного рода зависимостей, а их дети в этот период живут на Г. Кондратьева, 158. Как только мама с папой «выздоравливают» и готовы к исполнению родительского долга, им разрешают заниматься собственными детьми и привозят их в центр. Таким образом, происходит воссоединение семьи под наблюдением специалистов.

Какие они, детдомовцы?

Из 77 воспитанников Сумского детского дома 17 имеют статус ребенка-инвалида. Эти дети страдают генетическими патологиями, нарушениями ЦНС и опорно-двигательного аппарата, у некоторых нет ручек и ножек, есть хрустальные детки, есть с шестью пальцами. У некоторых подопечных – анатомические аномалии в виде тяжелых пороков сердца, не совместимых с жизнью. Таких малышей оперируют в Киеве.

– Кто же платит за хирургические вмешательства, ведь операция стоит порядка 100 тыс. грн.?

– Финансирование операций воспитанникам домов ребенка берет на себя государство. Сегодня в Институте сердца в Киеве находятся два малыша. Дети отправились в столицу в сопровождении сотрудников нашего учреждения, которые будут ухаживать за своими подопечными весь сложный послеоперационный период.

Сплошные Сашки…

В комнате грудничков – современная обстановка, огромный манеж с балдахином, в который помещают младенцев на время бодрствования. В этой группе – 11 малышей от рождения до 6 месяцев, то есть самые маленькие. У каждого из них – своя история. В основном мамы оставляли крох сразу после родов. На момент подготовки материала корреспондент стал свидетелем грустного события: в СОСДР привезли из Конотопа новорожденную здоровенькую девочку. Ее родная мать решила, что троих детей в семье многовато, поэтому дочь, мол, пусть растет отдельно, на попечении государства. Новоиспеченная воспитанница дома ребенка – Дашенька, в теплом покрывальце, перевязанном нарядной ленточкой, водила глазками по помещению и новым незнакомым лицам, словно пытаясь понять, почему в ее едва начавшейся жизни так часто меняется обстановка и персонажи?

На момент нашего пребывания в доме ребенка у грудничков был тихий час, и главврач тихонько завела нас в спальню. В кроватках-люльках мирно посапывали 11 младенцев. Кто уже спал, а кто просто лежал. Сразу же бросилось в глаза отличие номер один детдомовцев от домашних деток. Они здесь ведут себя как-то странно, необычно тихо и спокойно. Никто не плачет, не просится на руки. Из-под одеял видны лишь головки, некоторые малыши еще не уснули. Окидываю взглядом комнату и подхожу к каждому из бодрствующих, нежно поглаживаю то высунувшуюся ручку в «царапках», то черные, как смоль, длинные волосики младенца, то маленький носик. Дети охотно принимают ласку, они ее ждут. Мое внимание привлек малыш на вид месяцев трех, активно машущий ручонками и сбивший одеяло почти до пояса. У изголовья кроватки – надпись: «Авраменко Саша». Милый и симпатичный, но непонятно – мальчик или девочка, имя ведь универсальное! Галина Ивановна берет кроху на руки, нежно приговаривая: «А вот наша Шурочка». Подержав подопечную на руках, главврач кладет ее обратно в постельку: «Спи, Шурочка, спи, моя хорошая, моя сладкая», и девочка умиротворенно закрывает глазки. Что интересно, в доме ребенка много детей обоих полов по имени Саша. Поначалу у нас даже появилась мысль, что это сотрудники специально так делают, чтобы легче было обращаться к детям. Однако выяснилось, что в дом ребенка детвору привозят уже с именами, и так их родные матери нарекли…

В группе детей чуть постарше – около года и больше – зрелище не для слабонервных: малыши вполне осознанно смотрят на взрослых, и в этом взгляде есть что-то такое, что не передать словами. Несколько крох находились в большом манеже, один, восьмимесячный, держался за прутья и поднимался на ножки, второй, полугодовалый, лежал на животе и грыз кольцо-прорезыватель, третий плакал и настойчиво просился на руки. Некоторые малыши играли на полу, на коврике. Один заснул, стоя прямо в ходунках. Что интересно, все дети – как на подбор, очень красивые, хоть на открытку или в рекламу! Курчавые, длинноволосые, с огромными карими или голубыми глазищами, круглолицые – каждый по-своему симпатичен. Не выдерживаю, интересуюсь: знают ли их матери, какую красоту бросили? В ответ слышу грустное: увы…

«Они у нас обеспечены очень хорошо»

«Они у нас обеспечены очень хорошо», – так главврач описала материальное положение дома ребенка и его воспитанников. По словам Галины Ивановны, лечебное учреждение находится на государственном обеспечении, но помогают и спонсоры, и волонтеры. Дети здесь отлично питаются, прекрасно одеты, у них есть замечательные игрушки и все необходимое для развития. Проживают малыши в уютных комнатах с современным оснащением. Однако, естественно, помощь неравнодушных людей всегда нужна. В основном на медикаменты. К примеру, четверым крохам необходимы очки, которые стоят 1 тыс. грн. На сегодня появились два человека, готовых помочь. Не так давно спонсоры оплатили одной неврологически больной девочке операцию по шунтированию головного мозга, и ребенка наконец перестали мучить страшные боли. Также многие люди приносят игрушки, памперсы, деньги, одежду. На момент подготовки материала в дом ребенка приехал сумчанин Павел, который устанавливал детскую площадку – это был подарок от волонтеров. Кроме того, благодаря спонсорской помощи дети посещают ТЮЗ, «Халабуду» и другие интересные места досуга.

А что дальше?

В СОСДР дети живут максимум до 6 лет. Если до этого возраста ребенок не попадет в свою биологическую либо приемную семью, то социального сироту отправляют в интернат. Как рассказала Галина Ивановна, за свой 25-летний стаж работы она поняла, что в дом ребенка дети попадают целыми династиями. Сначала дочь, затем ее дочь, потом ее внучка… Выходит, малышу, воспитанному в казенных стенах, часто трудно создать нормальную семью и правильно растить своих детей. Что же касается родителей, у которых изымались сыновья и дочери по причине социальной запущенности, то они редко исправляются, и в результате дети снова возвращаются в СОСДР. Вот последний случай: мальчик из Кролевецкого района пробыл здесь определенное время, затем родители увезли его домой, но на момент написания статьи ребенок опять оказался в учреждении. Мама с папой не изменились, и проживание в родном доме опасно для малыша.

Но есть и счастливые случаи, когда детей забирают ответственные и порядочные приемные родители. Причем берут не только здоровых и красивых малышей. Галина Литвиненко рассказала, что за этот год в семьи ушли 10 воспитанников с инвалидностью! «Раньше детей с тяжелыми генетическими отклонениями и неврологическими заболеваниями усыновляли в основном иностранцы, а сейчас и украинцы берут», – говорит собеседница. Мы, к слову, оказались свидетелями того, как иностранные потенциальные усыновители общаются с маленьким подопечным СОСДР. На наших глазах супружескую пару, приехавшую из Америки, познакомили с 6-летним Георгием, страдающим серьезным заболеванием. Мальчик прикован к инвалидной коляске, никогда не будет ни ходить, ни говорить. Он очень нуждается в тепле и ласке, и иностранцы сполна одарили ими своего подопечного. Женщина усадила ребенка себе на колени и играла с ним, а мужчина ловил каждый момент, чтобы дать малышу свою порцию нежности. Создалось впечатление, будто эти люди имеют безграничный запас нерастраченной родительской любви.

Галина Ивановна показала нам фотографии еще одной девочки, которая тоже сейчас живет в Америке. Эту подопечную Сумского дома ребенка удочерили, несмотря на то что она – «хрустальная» малышка. За время пребывания в учреждении она ломала кости 8 раз, и за океаном «поломалась» уже в девятый. Но в то же время на фото она выглядела улыбчивой и счастливой.

Что интересно, под международное усыновление попадают дети только от 5 лет. Малыши до 5-летнего возраста должны жить в родной стране. Главный врач утверждает, что на данный момент в городе большая очередь на детей – порядка 50 человек. Естественно, большинство хотят взять младенцев, но из-за того, что процедура эта длительная, в итоге малыш, оказавшийся в доме ребенка сразу же после роддома, в семью попадает примерно в 8-месячном возрасте…

Источник: Ваш шанс

Поділитися в соціальних мережах